Список форумов Севастополь.ws
Севастополь.ws   |   FAQ   |   Правила   |   Поиск   |   Пользователи   |   Регистрация
Личные данные   |   Войти и проверить личные сообщения   |   Вход

Рецензия на книгу М.Солонина "Бочка и обручи"

 
Создать   Ответить на тему    Список форумов Севастополь.ws -> Страницы истории
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Савилов В.Н.
Адмирал
Адмирал




Пришёл: 15.02.2005
Сообщения: 5332
Откуда: Севастополь
Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Сб, 25.03.2006, 12:38             цитировать    

Я прошу прощения за создание темы, не относящейся к теме "Севастополь", но просто так надо....

Рецензия на книгу М.Солонина "Бочка и обручи" от Алексея Исаева


Do not salute me. There are goddamned snipers all around this area...

Если театр начинается с вешалки, то научно-популярное произведение - со списка использованной литературы. Список литературы книг М.Солонина "Бочка и обручи или Когда началась Великая Отечественная война?" состоит из 152 названий, но источников на английском и уж тем более немецком в нем практически не обнаруживается. Отсутствует, например, классический труд по Приграничному сражению 1941 г., The initial period of war on the eastern front. 22 june - august 1941. Proceedings of the Fourth Art of war Symposium. Edited by Colonel David M.Glantz. Зато присутствует такой мощный военно-исторический источник как Л.Васильева "Кремлевские жены".

Следствием бедного, а местами странного набора источников является незнание автором "Бочки и обручей" многих фактов, относящихся к изучаемому периоду. Соответственно нет традиционной цепочки повествования, когда вначале излагаются факты, а затем на основе их анализа выстраивается некая теория о причинах и механизмах тех или иных явлений. Вместо этого значительная часть текста занята обсуждением заведомо слабых источников. На протяжении более чем десятка страниц (СС. 82 - 93) М.Солонин жалуется, что ему не принесли на блюдечке с голубой каемочкой информацию о том, куда делись 6-й и 11-й механизированные корпуса. Его ожидания, оказывается, подло обманули и Г.Гот (подчиненные которому войска в боях под Гродно участия не принимали), и Блюменрит, и Типпельскирх (вообще писавший крупномасштабную работу о всей войне). Подлее всего г-на Солонина обманул товарищ Болдин. Хотя не совсем понятно, что он от тов. Болдина ждал. Надо сказать, что мемуары И.В.Болдина "Страницы жизни" вообще малоинформативные. Если про контрудар КМГ под его руководством хотя бы что-то написано, то про контрудар под Вязьмой по флангу 3-й танковой группы ни сказано вообще не слова. М.Солонин вообще даже биографии Болдина толком не знает и назначает его командующим 50-й армии в октябре 1941 г., в период окружения под Брянском, хотя И.В.Болдин командовал этой армией позднее, под его руководством армия довольно результативно обороняла Тулу. Но не суть важно. Если сведений нет в мемуарной литературе участников событий с советской стороны, логичнее всего поискать их на стороне противника. Не ограничиваясь при этом книгами, изданными на русском языке еще во времена советской власти. Непосредственным участником боя с КМГ Болдина под Гродно была 256-я пехотная дивизия. У этого соединения есть официальная история, Selz B. Das gruene Regiment. О боях с КМГ Болдина там написано, в частности, следующее: "В 2 часа ночи 24-го июня передовым частям передового отделения фон Борнштедта и 481-му пехотному полку удалось прорваться в Кузницу и захватить целыми и невредимыми переходы через Лососну. С этого момента начались жесточайшие бои за предмостноре укрепление, образованное дивизией. Как и предполагалось, все загнанные в котел Белостока русские силы попытались прорваться в северо-восточном и восточном направлениях. Для этого особо удобной представлялась дорога через Соколку, Кузницу, Гродно. На этой дороге в течение 24-го и 25-го июня пришлось отбить тяжелые атаки вражеских танков (оберлейтенант Пеликан один со своей батареей САУ "Штурмгешюц" вывел из строя 36 танков)" (Selz B. Das gruene Regiment. Der Weg der 256. Infanterie-Division aus der Sicht des Regiments 481. Kehrer, 1970, S.5Cool. В истории 256-й пехотной дивизии можно найти и карту боя, и фотографию поля боя и фото советского танка с вывалившимся из люка механиком-водителем с раной на спине (картина неприятная, но из песни слов не выкинешь). Именно это соединение приняло на себя основной удар советских танков двух механизированных корпусов и благополучно его выдержало благодаря усилению 88-мм зенитками. Но М.Солонин, скорее всего, даже не подозревает о существовании немецкого источника о боях КМГ Болдина и потому строит рассуждения на основе разрозненных сведений сомнительной ценности.
Если контрудар под Гродно в значительной степени был белым пятном в истории приграничного сражения 1941 г. в изложении советской историографии, то не знать о первом танковом бое Великой Отечественной войны просто стыдно. М.Солонин пишет о форсировании 3-й танковой группой Немана так, как будто этого боя не было: "Немцы форсировали Неман. Точнее говоря, не форсировали, а переехали его по трем невзорванным мостам у Алитуса и Меркине. /"Вслед за отходившими подразделениями советских войск,/- так пишет главный наш спец по начальному периоду войны, товарищ Анфилов,- /по мостам через Неман проскочили и немецкие танки"./ Проскочили в количестве трех (7, 20, 12) танковых дивизий". Три дивизии смогли форсировать Неман только после напряженного боя с советской 5-й танковой дивизией. Один из участников боя с немецкой стороны, служивший в июне 1941 г. в 7-й танковой дивизии, впоследствии писал: "Танковое сражение у Алитуса между нами и танками 5-й танковой дивизией русских было самой тяжелой битвой дивизии за всю войну". 7-я танковая дивизия в 1941 - 45 гг. прошла через целый ряд серьезных боев и это утверждение звучит довольно лестно. Однако М.Солонин не вспоминает о бое у Алитуса, предпочитая ошарашить читателя мини-сенсацией о "проскочивших" танковых дивизиях танковой группы Г.Гота. Заметим, кстати, что действия танковых соединений обеспечивали спецназовцы "Бранденбурга". Пехотные дивизии, следовавшие по параллельным маршрутам, благополучно упирались во взорванные мосты. Характерный пример это 6-я пехотная дивизия VI армейского корпуса, подчинявшегося Г.Готу, оказавшаяся 23 июня перед вздыбленными в небо пролетами моста через тот же самый Неман.
Причем несколькими страницами ранее Солонин демонстрирует, что о бое у Алитуса он хотя бы что-то слышал: "Что же касается 5 тд (3 МК), то она уже утром 23 июня была разгромлена в районе Алитуса и в дальнейших боевых действиях фронта практически не участвовала". То есть в текст книги было изначально заложено противоречие между утверждениями в разных главах, что само по себе не лучшим образом характеризует автора.
Незнание фактов наблюдается при описании боевых действий на всех участках фронта. Сильнейшим механизированным корпусом в Киевском особом военном округе, ставшим с началом войны Юго-Западным фронтом, был 4-й МК А.А.Власова. О действиях этого мехкорпуса в советское время писали мало. Вместо того, чтобы попытаться исследовать его судьбу, М.Солонин предпочел высказать смелую мысль, что он вообще не воевал: "Официальная версия советской исторической науки гласит: 4МК успешно прикрыл отход войск 6-й Армии". Уж куда успешнее - мехкорпус, "прикрывая отход пехоты", обогнал ее на 200 км в пространстве и на два месяца во времени". За утверждением сразу последовали выводы: "За все это Власову ничего не было. То есть потом его, конечно, повесили, но совсем за другое. А летом 1941 г. он даже пошел на повышение и стал командующим 37-й Армии". Однако "не замеченный" М.Солониным эффект от действий 4-го механизированного корпуса по странному стечению обстоятельств был замечен в штабе группы армий Юг. В журнале боевых действий группы армий за 29 июня 1941 г. можно обнаружить следующую запись: "Перед 17 армией противник продолжал отступать, чему способствовала погода. Наступление преследующих его дивизий, особенно 49 армейского корпуса в районе Лемберг [Львов], сдерживалось контратаками, проводимыми при поддержке тяжелых танков". Корпус А.А.Власова не принял активного участия в танковом сражении в районе Броды-Дубно поскольку удерживал на себе, растрачивая в отдельных контратаках танки КВ и Т-34, наступающую на Львов 17-ю армию Штюльпнагеля в лице IV армейского и XXXXIX горного корпусов.
Отдельная история это освещение событий, участники которых оставили пространные мемуары. Во-первых, желающим ознакомиться с ними проще прочитать первоисточник, и не утруждать себя чтением произведения М.Солонина, насыщенного пространными цитатами из мемуаров, разбавленных собственными ценными рассуждениями. Во-вторых, мемуары сами по себе слабый и ненадежный источник, сплошь и рядом искажающий реальные события. Следуя канве мемуаров М.Солонин излагает душещипательную историю про злого комиссара Вашугина, который плеткой-семихвосткой погнал в бой 8-й механизированный корпус на Дубно. Однако, если мы обратимся к документам, в первую очередь отчету, написанному самими командиром 8-го мехкорпуса по горячим следам событий, то увидим совершенно другую картину. Ранним утром 27 июня командование корпуса получило приказ командующего Юго-Западным фронтом № 2121 от 27.6.41 г. о наступлении 8-го механизированного корпуса с 9.00 27.6.41 г. в направлении Броды, м. Верба, Дубно и о сосредоточении корпуса к исходу дня в районе Дубно, Волковые, м. Верба. В соответствии с приказом Д.И.Рябышевым в 7.00 (прописью: в семь ноль-ноль) 27.6.41 г. был отдан следующий боевой приказ:
"34-й танковой дивизии ударом в направлении Козин, м. Верба, Дубно к исходу 27.6.41 г. выйти в район Дубно, Загорце-Мале, Семидубы.
12-й танковой дивизии ударом в направлении Ситно, Козин, м. Верба к исходу 27.6.41 г. выйти в район Подлуже, м. Верба, Судобиче.
7-й мотострелковой дивизии движением в направлении Броды, Червоноармейск, м. Верба к исходу 27.6.41 г. сосредоточиться в районе (иск.) м. Верба, Рудня, Берег, обеспечивая действия корпуса с северо-запада и юго-запада".
Начало наступления было назначено на 9.00 27.6.41 г. Эта картинка из отчета Д.И.Рябышева совпадает с документами 34-й танковой дивизии. В отчете командира дивизии мы читаем: "27.6 в 7.30 - 8.30 лично прибыл командир 8 МК и согласно приказа 06 штакора 8 дивизия получает задачу - ударом в направлении м.Козин, Верба, Дубно к исходу дня выйти в район Дубно, Загорцы, Семидубы…" (ЦАМО РФ, Ф.3029, оп.1, д.4 л.Cool.
Только в десятом часу утра в расположении штаба корпуса появился член Военного совета Юго-Западного фронта Н.Н.Вашугин. Впоследствии мемуаристы, в первую очередь Н.К.Попель, попытались свалить на застрелившегося впоследствии Н.Н.Вашугина вину за ввод корпуса в бой по частям. Однако необходимые приказы к моменту прибытия корпусного комиссара уже были отданы. Сцена со сминанием сапогами травы и угрозой расстрелом это простая выдумка, которые М.Солонин с восторгом черпает из мемуаров, изданных в ругаемую им эпоху тотальной цензуры.
В дальнейшем М.Солонин благополучно попадает в ловушку, расставленную в своих мемуарах Н.К.Попелем, и пишет: "Увы, группа Попеля простояла в Дубно без дела не четверть часа, два с половиной дня!" (С.298). Однако в Дубно группа Попеля находилась только на страницах "В тяжкую пору". В суровой реальности основная масса 34-й танковой дивизии и части 12-й танковой дивизии два дня бились о заслон немецкой пехоты, занимавшей оборону в Дубно. В городе оборонялись части рокированной из III моторизованного корпуса 111-й пехотной дивизии. Об этом можно узнать, если обогатиться сведениями из немецких источников и почитать первичные документы. В отчете командира 34-й танковой дивизии написано: "С наступлением рассвета, дивизия продолжает атаку на Дубно в тех же направлениях, что и 28.6, но несет большие потери…" (ЦАМО РФ, Ф.3029, оп.1 д.4, л.9). Соответственно все рассуждения М.Солонина, построенные на мемуарах Н.К.Попеля практической ценности не имеют, как базирующиеся на недостоверных сведениях.
Подведение итогов сражения в районе Броды - Дубно свидетельствует о недобросовестности или, во всяком случае, невнимательности М.Солонина. Перечисляя части и соединения, участвовавшие в боях, он пишет следующее:
"Реально в контрударе мехкорпусов Юго-Западного фронта приняли участие:
- 23 июня у Радехова 20-й танковый полк 10-й тд 15 МК;
- 24 июня на луцком шоссе у п. Войница группа танков численностью до батальона из состава 19-й тд 22 МК;
- 26 июня на северо-восточных подступах к Дубно сводная танковая группа 43-й тд 19 МК в составе 79 танков ;
- 26 июня в направлении Броды-Берестечко 8 МК почти в полном составе (до боя было потеряно не более одной трети танков и другой боевой матчасти);
- с 27 июня по 1 июля в Дубно и на южных подступах к нему 34-я тд 8 МК и 24-й танковый полк 12-й тд 8 МК;
- 1 июля северо-западнее Дубно танковая группа 22 МК численностью до танкового полка" (С.309).
В это списке просматриваются явные пробелы. Это, во-первых, самая крупная атака танков БТ в Приграничном сражении, действия 37-й танковой дивизии 28-го июня, когда в бой пошли почти 200 БТшек. Во-вторых, в целом скупо освещены действия 15-го механизированного корпуса, не упомянуты действия 19-го танкового полка 10-й танковой дивизии. В-третьих, проигнорированы действия 9-го механизированного корпуса К.К.Рокоссовского. Наконец, совершенно не освещены действия 4-го механизированного корпуса А.А.Власова по сдерживанию немецкой пехоты на фронте 6-й армии И.Н.Музыченко. Соединения корпуса А.А.Власова вели тяжелые бои, в которых, например, 24 июня 1941 г. 8-я танковая дивизия лишилась 19 Т-34 в одном бою. Под Немирувым была окружена большая часть 81-й моторизованной дивизии 4-го мехкорпуса, она потеряла штаб соединения в полном составе, большую часть артиллерии и боевых машин танкового полка.
Проанализировав повествовательную часть книги М.Солонина можно сделать вполне однозначный вывод о том, что фактическим материалам по событиям приграничного сражения июня 1941 г. он владеет достаточно слабо. Ценность выводов, построенных на сшитых белыми нитками лоскутков мемуаров, строго избранных цитат из документов, общих пространных рассуждений о смысле жизни, представляется весьма сомнительной.
Общая малоинформативность книги, проистекающая из набора использованных источников усугубляется дремучестью автора. Свои "глубокие" познания М.Солонин обнаруживает на каждом шагу. Например, он пишет о кавалерии: "Поэтому, после того, как друг Рузвельт подарил товарищу Сталину без малого полмиллиона трехосных "студебекеров" с их фантастической надежностью и проходимостью, эра кавалерии в Красной Армии закончилась" (С.95). Уже в следующем абзаце он сам себе противоречит и рассказывает об эпизодах действий кавалерии в 1944 г. Тогда зачем говорить о закате кавалерии? Из имевшихся к 1938 г. 32 кавалерийских дивизий и 7 управлений корпусов к началу войны осталось 4 корпуса и 13 кавалерийских дивизий. Однако опыт войны показал, что с сокращением кавалерии поспешили. Создание только моторизованных частей и соединений было, во-первых, неподъемным для отечественной промышленности, а, во-вторых, характер местности в европейской части СССР во многих случаях не благоприятствовал использованию автотранспорта. Все это привело к возрождению крупных кавалерийских соединений. В конце войны, когда характер боевых действий существенно изменился по сравнению с 1941 - 1942 гг. и со "Студебеккерами" все было в порядке, в составе Красной Армии успешно действовали 7 кавалерийских корпусов, 6 из них носили почетные наименования гвардейских. Фактически в период своего заката в 1945 г. кавалерия вернулась к стандарту 1938 г. - 7 управлений кавалерийских корпусов то есть больше, чем в 1941 г. (четыре корпуса). Утверждение М.Солонина о закончившейся эре кавалерии попросту не соответствует действительности. Аналогичные "познания" обнаруживаются и в других областях: ""Линия Маннергейма", о которой историки Второй мировой вспоминали тысячу и один раз, имела всего 160 бетонных сооружений на фронте в 135 км, причем большая часть дотов были пулеметными, и лишь несколько десятков так называемых "дотов-миллионников" были вооружены пушками" (С.178). Это утверждение свидетельствует о слабом знании М.Солониным изучаемого вопроса. ДОТы-"миллионники" "линии Маннергейма" были вооружены только пулеметами, в феврале 1940 г. некоторые из них получили противотанковые ружья. И отсутствие знаний аукается не только Когда отсутствуют знания, М.Солонин начинает строить рассуждения на заведомо ложном тезисе о неуязвимости Т-34 и КВ. Он пишет: "Наклонный 45-мм броневой лист нашего Т-34 немецкая 37-мм пушка не пробивала даже при стрельбе с предельно малой дистанции в 200 метров. Ну а про возможность борьбы с тяжелым танком КВ (лобовая броня 90 мм, бортовая - 75 мм) не приходится и говорить. Это 50-тонное стальное чудовище могло утюжить боевые порядки немецкой пехоты практически беспрепятственно, как на учебном полигоне" (С.79-80). Ни о какой езде как на полигоне не могло быть и речи. Такие случаи носили частный характер. Помимо 37-мм противотанковых пушек ПАК-35/36 у немцев были 50-мм ПАК-38, которые стали основным средством борьбы с КВ и Т-34 в первые полтора года войны. Такие пушки присутствовали в количестве двух штук в противотанковых ротах пехотных полков большей части пехотных дивизий. Помимо ПАК-38 были 88-мм зенитные пушки и 10-см корпусные пушки К-18, которые были способны поражать Т-34 и КВ с дистанции более километра. Пушки К-18 придавались пехотным дивизиям из корпуса, а в танковых дивизиях первой волны формирования они присуствовали по неофициальному штату, заменяя четеры 15-см гаубицы в артиллерийском полку. Такой набор артиллерийских средств позволял немцам в большинстве случаев успешно противостоять атакам Т-34 и КВ летом 1941 г.
Постулировав неуязвимость Т-34 и КВ Солонин начинает искать некие отличные от боевых причины потерь танков. Частью книги, отражающей концепцию автора, является Глава 3.8. Она названа весьма красноречиво "Танковый падеж". В качестве эталона "падежа" М.Солониным почему-то берутся пятибашенные танки Т-35. Берутся по понятным причинам - во-первых, у М.Солонина есть по ним статистика, а во-вторых, эта статистика его устраивает, поскольку укладывается в его теоретические построения. Однако в 34-й танковой дивизии были не только Т-35. Если взять в ЦАМО дело 29 из 1-й описи фонда 3029 ЦАМО (фонд 34-й танковой дивизии), то там можно обнаружить статистику по всем танкам соединения. Именно из этого дела была взята историком М.Коломийцем статистика, которая отправилась затем гулять по Интернету. Так вот, в указанном деле на больших листах (на обороте географических карт) довольно подробно описана судьба почти каждого танка, бронемашины и автомобиля соединения с указанием его заводского номера. И статистика по танкам КВ 34-й танковой дивизии принципиально отличается от статистики по Т-35. Из восьми танков КВ дивизии всего два были потеряны по техническим причинам по дороге к Дубно. Это, во-первых, танк КВ №4583, оставленный по причине неисправности коробки передач в месте постоянной дислокации и 26 июня приведенный в негодность со снятием вооружения. Во-вторых это танк КВ № 4524, у которого на марше осели гнезда клапанов. Машина была приведена в негодность, вооружение снято 30 июня в районе села Красне. Оставшиеся шесть танков КВ (заводские №№ 4573, 4577, 4580, 4581, 4582, 4584) благополучно прошли 500-км марш и были подбиты в бою под Дубно. То есть 75 % танков КВ 34-й танковой дивизии были потеряны в бою. Фотография одной из этих машин, КВ-2, потом обошла многие книги, у нее была надпись на башне о подбитии зенитчиками полка "Герман Геринг". Пишет об атаке на Дубно танков с "15-см орудиями" и Оскар Мюнцель в "Панцертактик". Статистика она дама капризная. Танки Т-35 отставали на марше, ни один из них в итоге до Дубно не добрался, хотя они приняли деятельное участие в арьергардных боях с 16-й танковой дивизией немцев. Картина, принципиально отличающаяся от пропагандируемого М.Солониным "падежа" Т-35-х наблюдается и в отношении танков Т-26 той же танковой дивизии. Из 37 радийных Т-26 67-го танкового полка оставлен на зимних квартирах - 1 штука, отстало в пути - 1 штука, пропали без вести - 1 штука, потеряно в бою 33 машины и 1 танк Т-26 радийный числился в 67 тп на 18 июля 1941 г. Танков Т-26 линейных было 65 штук на 22 июня. Один танк был на рембазе округа, два танка были оставлены на зимних квартирах, 10 пропали без вести и 52 потеряны в бою. Источник сведений: ЦАМО РФ, Ф.3029, оп. 1, д.26, л.331. Танки Т-26 просто честно сгорели под огнем немцев. Теперь давайте возьмем танки БТ того же соединения, 34-й танковой дивизии. В 34-м отдельном батальоне связи из 7 танков БТ-7 три были потеряны в бою, четыре машины были брошены из-за поломок на марше (Ф.3029, оп.1, д.26, л.196). В 34-м разведывательном батальоне из 19 танков БТ-7 - 1 остался на зимних квартирах (неисправны КПП и двигатель), 7 подбиты в бою (2 под Сребно, 5 под Дубно), 3 оставлены в пути и 8 пропали без вести (Ф.3029, оп.1, д.26, л.179). Я готов поштучно расписать судьбу машин соединения и в данном случае являюсь первичным источником информации - желающие могут пойти и проверить, моя фамилия и роспись есть в формуляре указанных дел из фонда 34-й танковой дивизии в ЦАМО. Как мы видим, картина потерь танков КВ, Т-26 и БТ 34-й танковой дивизии не повторяет статистику потерь Т-35, которой так искусно жонглирует М.Солонин. Значительную долю потерь машин менее экзотических конструкций дают нам сгоревшие и подбитые на поле боя. Отсутствие у М.Солонина доступа к достоверным источникам информации ведет к неверным выводам. Но даже когда есть эти самые источники, он до неузнаваемости искажает представленную в них картину. Якобы пересказывая своими словами близко к тексту отчет командира 10-й танковой дивизии (см. С.265), он выдумывает несуществующий в нем пункт "неучтенка". О потерях танков КВ М.Солонин пишет, что потеряно в бою 13 машин, осталось 10 и якобы присутствует некая "неучтенка" в количестве 40 танков. Если мы обратимся к первоисточнику, отчету командира дивизии, опубликованном в "Сборнике боевых документов ВОВ. Выпуск №33", то выяснится, что по графе "Разбито и сгорело на поле боя" проходит 11 танков КВ, по графе "Не вернулось с экипажами с поля боя после атаки" - 11 КВ. То есть потери в бою, изящно выражаясь, несколько не соответствуют сказанному М.Солониным. Убыль по небоевым причинам также вполне прозрачно отражена в отчете, например, по графе "Оставлено при отходе части по техническим неисправностям и невозможности восстановить и эвакуировать" проходит 22 танка КВ. Картина по танкам Т-34 совершенно аналогичная. По М.Солонину в 10-й танковой дивизии потеряно в бою всего 6 "тридцатьчетверок", а 26 проходят как все та же мифическая "неучтенка". По графам "Разбито и сгорело на поле боя" и "Не вернулось с экипажами с поля боя после атаки" по отчету проходит 23 танка Т-34, что заметно больше заявленных шести. Еще большее удивление вызывает интерпретация данных по танкам Т-28. Согласно М.Солонину потери 10-й танковой дивизии в бою танков этого типа равны нулю. Согласно отчету командира дивизии в бою было потеряно 4 Т-28-х. Имеет место передергивание фактов и выдумки даже в случае работы с первичными документами. Это показывает недобросовестность автора и настойчивое стремление выдать желаемое за действительное. Вообще пространные рассуждения о высоких небоевых потерях советских механизированных корпусов выдают узкий кругозор М.Солонина. Совершенно аналогичная картина наблюдалась в немецких танковых войсках начиная с осени 1943 г. Необходимые примеры можно почерпнуть из второго тома монографии Т.Йенца по истории танковых войск Германии. Лица поражений до горькой усмешки похожи.
Однако М.Солонин простых решений не ищет. Причиной всех тех негативных явлений, которые произошли в 1941 г., датой фактического начала Великой Отечественной войны, М.Солонин считает события периода Гражданской войны и последовавшей за ней коллективизации и репрессиями. Странное название произведения объясняется ближе к концу книги:
"С утра 22 июня сталинская номенклатура оказалась даже не между двух, а меж трех "огней".
С запада наступали гитлеровцы, своих намерений по отношению к коммунистам не скрывавшие.
С востока, из Кремля и с Лубянки, летели приказы, один рас-стрельнее другого. Самый многочисленный враг был рядом: и та безрассудная решимость, с которой большевики когда-то сожгли все мосты между собой и обманутым, замордованным народом, обернулась теперь против них. Вот и пришлось их женам хватать горшок с фикусом и в панике бежать, куда глаза глядят.
Последствия массового бегства руководителей оказались фатальными. Любая система выходит из строя после разрушения центра управления. Любая армия временно (а то и навсегда) теряет боеспособность в случае потери командиров. Но у нас-то была не "любая", а очень даже специфическая система: система, скрепленная террором и террором управляемая.
Вместе со сбежавшим начальством ушел страх - и Красная Армия, великая и ужасная, стала стремительно и неудержимо разваливаться.
Как бочка, с которой сбили обручи".

Так и хочется спросить: "А в каком году началась война для Франции?". Не виноват ли в разгроме мая - июня 1940 года Дантон или, не к ночи будет помянут, Сен-Жюст? У катастроф вооруженных сил Польши в сентябре 1939 г., Франции в мае 1940 г. и СССР 1941 г. есть вполне вразумительные оперативные и стратегические причины. Командиры в своем подавляющем большинстве никуда не бежали, исполняя свой долг по мере своих возможностей. Многие из них сложили голову на поле боя. Выдумывать какие-то бочки и обручи совершенно не требуется.
Общий вывод: книга М.Солонина не представляет реальной ценности ни для любителя, ни для профессионала. Вся она посвящена не конструктивной цели освещения событий 1941 г., но доказательству тезиса "коммунисты буки". Садиться писать с такой задачей книгу просто не стоило. По большому счету, господствующей религией в СССР мог быть хоть марксизм, хоть буддизм. Базовые принципы стратегии и тактики никакая идеология или религиозная вера изменить не может. Подгонять факты под заранее выбранный автором исследования тезис это дурной тон.

С уважением, Владимир
_________________


А вот хрен им, а не Россия, даже если по нас пройдут (с.)
И.Кошкин "Когда горела броня"
RKKA
Матрос
Матрос




Пришёл: 08.03.2006
Сообщения: 46

Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Чт, 06.04.2006, 09:06             цитировать    

Владимир,приветствую!
Отличная инициатива,браво.Можно было,думаю и не извиняться.
Этих горе-авторов,исследователей,прости господи развелось...
И как не сгорят от стыда Embarassed
А Алексей Исаев -молодца-а-а!
Раскатал исследователя как...Т-35!

С благодарностью,Валерий.

P.S. Огромное спасибо за"Гальванера".
Савилов В.Н.
Адмирал
Адмирал




Пришёл: 15.02.2005
Сообщения: 5332
Откуда: Севастополь
Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Пт, 07.04.2006, 08:58             цитировать    

Еще один "ответ Чемберлену" от А. Исаева....


http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2006/04/07/105023

Газета "Ведомости".
Свежий №: 61 (1588)
Пятница, 07.04.2006

На статью “Ответь, Россия” (№ 55 от 30.03.2006, стр. А4)

Настойчивые просьбы Запада к российским историкам дать ответ относительно взаимоотношений Германии и СССР в 1930-1940 гг. все больше похожи на призывы к покаянию и самобичеванию. Однако в действительности они стучатся в открытую дверь.

Конспирологические теории о монструозной России есть продукт избирательности памяти. В отсутствие у исследователя приступов амнезии договор с Германией, заключенный в августе 1939 г., выглядит вполне логичным продолжением предыдущих событий. В 1936 г. правительством СССР был заключен союзнический договор с Францией и Чехословакией. Когда в 1938 г. возник чехословацкий кризис, Советский Союз выразил готовность исполнять союзнические обязательства и даже провел частичную мобилизацию войск. Но Англия и Франция предпочли договориться в Мюнхене с Гитлером. Американский журналист Уильям Ширер, свидетель всех перипетий предвоенной политики, впоследствии писал: “<...> Франция вместе с Германией и Англией единодушно исключили Россию из числа участников встречи в Мюнхене. Через несколько месяцев западным демократиям пришлось за это расплачиваться. 3 октября, через четыре дня после мюнхенской встречи, Вернер фон Типпельскирх, советник германского посольства в Москве, докладывал в Берлин о последствиях Мюнхена для политики Советского Союза”.

С точки зрения теории “экспансионистской политики” СССР договор 1936 г. и мобилизация РККА 1938 г. необъяснимы. Все генералы, близкие к Гитлеру, которым удалось пережить войну, соглашаются с тем, что если бы не Мюнхенское соглашение, то фюрер напал бы на Чехословакию 1 октября 1938 г. В разразившейся войне еще слабый вермахт был бы легко разгромлен армиями европейских держав. После гипотетические надежды Сталина расширить границы за счет соседей были бы задавлены в зародыше. Зачем же СССР было участвовать в таком “бесперспективном” мероприятии? Не подтверждаются тезисы об экспансионистской политике также опубликованными в 1990-х военными планами советского Генштаба. Их главной целью был не захват территории за пределами границ СССР, а разгром армий потенциальных противников.

Для современников было вполне очевидно, что пакт Молотова — Риббентропа является закономерным следствием мюнхенского сговора. Возможность разбить Германию объединенными силами после Мюнхена была упущена, вера советского руководства в союзников потеряна, джинн был выпущен из бутылки. В этих условиях СССР начал свою игру на выживание. Сталин мог предложить Гитлеру только две вещи: совместный раздел Польши и экономическое сотрудничество.

Однако союз Гитлера и Сталина был обречен на разрыв. Советский Союз стремился сохранить независимость своей внешней политики, что расценивалось немецким руководством как потенциальная опасность. Именно по итогам переговоров с В. М. Молотовым в ноябре 1940 г. Гитлер принял окончательное решение напасть на СССР.

История последних предвоенных лет — это не страшная сказка о несостоявшейся советской экспансии, это грустная история упущенной возможности задушить агрессора малой кровью на его территории.

Алексей Исаев, автор книг по истории Великой Отечественной войны “Антисуворов”, “Котлы 41-го года”, “От Дубны до Ростова”, и других, Москва

С уважением, Владимир
_________________


А вот хрен им, а не Россия, даже если по нас пройдут (с.)
И.Кошкин "Когда горела броня"
Савилов В.Н.
Адмирал
Адмирал




Пришёл: 15.02.2005
Сообщения: 5332
Откуда: Севастополь
Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Вс, 07.05.2006, 07:45             цитировать    

Конечно, не все безспорно, но весьма интересно и позновательно.

Рассказ о том, как бывшие колымские зеки обсуждали
"Архипелаг ГУЛАГ" А.И. Солженицына


ЗНАТОКИ

Это случилось в 1978 или 1979 г. в санатории-грязелечебнице "Талая", расположенном примерно в 150 км от Магадана. Прибыл я туда из чукотского городка Певек, где работал и жил с 1960 г. Больные знакомились и сходились для времяпрепровождения в столовой, где за каждым было закреплено место за столом. Дня за четыре до окончания моего курса лечения за нашим столом появился "новенький" - Михаил Романов. Он-то и затеял это обсуждение. Но сначала коротко о его участниках.
Старшего по возрасту звали Семен Никифорович - так его все величали, фамилия его в памяти не сохранилась. Он - "ровесник Октября", поэтому был уже на пенсии. Но продолжал работать ночным механиком в большом автохозяйстве. На Колыму его привезли в 1939 г. Освободился в 1948 г. Следующим по возрасту был Иван Назаров, 1922 г. рождения. На Колыму был привезен в 1947 г. Освободился в 1954 г. Работал "наладчиком пилорамы". Третьий - Миша Романов, мой ровесник, 1927 г. рождения. Привезен на Колыму в 1948 г. Освободился в 1956 г. Работал бульдозеристом в дорожном управлении. Четвертым был я, попавший в эти края добровольно, по вербовке. Поскольку я 20 лет прожил среди бывших зеков, они посчитали меня полноправным участником обсуждения.
Кто за что был осужден - не знаю. Об этом не принято было говорить. Но было видно, что все трое не блатари, не рецидивисты. По лагерной иерархии, это были "мужики". Каждому из них судьбой предназначено было однажды "получить срок" и, отбыв его, добровольно прижиться на Колыме. Ни один из них высшего образования не имел, но были довольно начитаны, особенно Романов: у него в руках все время были газета, журнал или книга. В общем, это были обычные советские граждане и даже лагерных словечек и выражений почти не употребляли.
Накануне моего отъезда, во время ужина Романов рассказал следующее: "Я только что из отпуска, который провел в Москве у родственников. Мой племянник Коля, студент педагогического института, дал мне почитать подпольное издание книги Солженицына "Архипелаг ГУЛАГ". Я прочитал и, возвращая книгу, сказал Коле, что тут много небылиц и вранья. Коля задумался, а потом спросил, не соглашусь ли я обсудить эту книгу с бывшими зеками? С теми, кто находился в лагерях одновременно с Солженицыным. "Зачем?" - спросил я. Коля ответил, что в его компании по поводу этой книги идут споры, спорят чуть ли не до драки. И если он представит товарищам суждение бывалых людей, то это поможет им прийти к единому мнению. Книга была чужая, поэтому Коля выписал в тетрадь все, что я в ней отметил". Тут Романов показал тетрадь и спросил: не согласятся ли его новые знакомые удовлетворить просьбу его любимого племянника? Все согласились.

ЖЕРТВЫ ЛАГЕРЕЙ

После ужина мы собрались у Романова.
- Начну, - сказал он, - с двух событий, которые журналисты называют "жареными фактами". Хотя первое событие правильнее было бы назвать фактом мороженым. Вот эти события: "Рассказывают, что в декабре 1928 г. на Красной Горке (Карелия) заключенных в наказание (не выполнили урок) оставили ночевать в лесу и 150 человек замерзли насмерть. Это обычный соловецкий прием, тут не усумнишься. Труднее поверить другому рассказу, что на Кемь-Ухтинском тракте близ местечка Кут в феврале 1929 г. роту заключенных, около 100 человек, за невыполнение нормы загнали на костер, и они сгорели".
Едва Романов умолк, Семен Никифорович воскликнул:
- Параша!.. Да нет!.. Чистый свист! - и вопросительно посмотрел на Назарова. Тот кивнул:
- Ага! Лагерный фольклор в чистом виде.
(На колымском лагерном жаргоне "параша" означает недостоверный слух. А "свист" - преднамеренное вранье). И все замолчали... Романов обвел всех взглядом и сказал:
- Ребята, все так. Но, Семен Никифорович, вдруг какой-нибудь лох, не нюхавший лагерной жизни, спросит, почему свист. Разве в Соловецких лагерях такого не могло быть? Что бы вы ему ответили?
Семен Никифорович немного подумал и ответил так:
- Дело не в том, Соловецкий это лагерь или Колымский. А в том, что огня боятся не только дикие звери, но и человек. Ведь сколько было случаев, когда при пожаре люди выпрыгивали из верхних этажей дома и разбивались насмерть, лишь бы не сгореть заживо. А тут я должен поверить, что несколько паршивых вертухаев (конвойных) сумели загнать в костер сотню зеков?! Да самый зачуханный зек-доходяга, предпочтет быть застреленным, но в огонь не прыгнет. Да что говорить! Если бы вертухаи, со своими пятизарядными пукалками (ведь автоматов тогда не было), затеяли с зеками игру с прыжками в костер, то сами бы в костре и оказались. Короче, этот "жареный факт" - неумная выдумка Солженицына.
Теперь о "мороженом факте". Здесь непонятно, что значит "оставили в лесу"? Что, охрана ушла ночевать в казарму?.. Так это же голубая мечта зеков! Особенно блатных - они бы моментально оказались в ближайшем поселке. И так стали бы "замерзать", что жителям поселка небо с овчинку показалось. Ну а если охрана осталась, то она, конечно, развела бы костры для собственного обогрева... И тут такое "кино" получается: в лесу горит несколько костров, образуя большой круг. У каждого круга полторы сотни здоровенных мужиков с топорами и пилами в руках спокойно и молча замерзают. Насмерть замерзают!.. Миша! Вопрос на засыпку: сколько времени может продолжаться такое "кино"?
- Ясно, - сказал Романов. - Поверить в такое "кино" может только книжный червь, никогда не видевший не только зеков-лесорубов, но и обыкновенного леса. Согласимся, что оба "жареных факта", по сути своей, - бред сивой кобылы.
Все согласно кивнули головами.
- Я, - заговорил Назаров, - уже "усумнился" в честности Солженицына. Ведь как бывший зек он не может не понимать, что суть этих сказок никак не вяжется с распорядком жизни ГУЛАГа. Имея десятилетний опыт лагерной жизни, он, конечно, знает, что смертников в лагеря не везут. А приводят приговор в исполнение в других местах. Он, конечно, знает, что любой лагпункт - это не только место, где зеки "тянут срок", а еще и хозяйственная единица со своим планом работ. Т.е. лагпункт - это производственный объект, где зеки - работники, а начальство - управляющие производством. И если где-то "горит план", то лагерное начальство может иногда удлинить рабочий день зеков. Такое нарушение режима ГУЛАГа часто и случалось. Но чтобы своих работников уничтожать ротами - это дурь, за которую само начальство непременно было бы жестоко наказано. Вплоть до расстрела. Ведь в сталинские времена дисциплину спрашивали не только с рядовых граждан, с начальства спрос был еще строже. И если, зная все это, Солженицын вставляет в свою книгу небылицы, то ясно, что эта книга написана не для того, чтобы рассказать правду о жизни ГУЛАГа. А для чего - я еще не понял. Так что давай продолжим.
- Продолжим, - сказал Романов. - Вот еще одна страшилка: "Осенью 1941 г. Печерлаг (железнодорожный) имел списочный состав 50 тыс., весной - 10 тыс. За это время никуда не отправлялось ни одного этапа - куда же делись 40 тыс.?"2. Вот такая страшная загадка, - закончил Романов. Все задумались...
- Не пойму юмора, - нарушил молчание Семен Никифорович. - Зачем читателю загадки загадывать? Рассказал бы сам, что там стряслось...
И вопросительно посмотрел на Романова.
- Тут, видимо, имеет место литературный прием, при котором читателю как бы говорят: дело настолько простое, что любой лох сам сообразит, что к чему. Дескать, комментарии из...
- Стоп! Дошло, - воскликнул Семен Никифорович. - Здесь "тонкий намек на толстые обстоятельства". Дескать, раз лагерь железнодорожный, то 40 тыс. зеков за одну зиму были угроблены на строительстве дороги. Т.е. косточки 40 тыс. зеков покоятся под шпалами построенной дороги. Это я должен сообразить, и в это должен поверить?
- Похоже, что так, - ответил Романов.
- Здорово! Это сколько же получается в сутки? 40 тыс. за 6-7 месяцев - значит больше 6 тыс. в месяц, и значит больше 200 душ (две роты!) в сутки... Ай да Александр Исаич! Ай да сукин сын! Да он же Гитлера... тьфу... Геббельса переплюнул по вранью. Помните? Геббельс в 1943 г. заявил на весь мир, что в 1941 г. большевики расстреляли 10 тыс. пленных поляков, которых, на самом деле сами же и угробили. Но с фашистами все ясно. Стараясь спасти свою шкуру, они этим враньем пытались поссорить СССР с союзниками. А чего ради старается Солженицын? Ведь 2 сотни загубленных душ в сутки, рекорд...
- Постой! - перебил его Романов. Рекорды еще впереди. Ты лучше скажи, почему не веришь, какие у тебя доказательства?
- Ну прямых доказательств у меня нету. А серьезные соображения есть. И вот какие. Большая смертность в лагерях бывала только от недоедания. Но не такая большая! Здесь разговор о зиме 41 года. И я свидетельствую: в первую военную зиму в лагерях было еще нормальное питание. Это, во-первых. Во-вторых. Печерлаг, конечно, строил железную дорогу на Воркуту - больше там некуда строить. Во время войны это была задача особой важности. Значит и спрос с начальства лагеря был особо строгий. А в таких случаях начальство старается выхлопотать для своих работников дополнительное питание. И там оно наверняка было. Значит и говорить о голоде на этой стройке - заведомо врать. И последнее. Смертность в 200 душ в сутки никакой секретностью не скроешь. И не у нас, так за бугром печать об этом сообщила бы. А в лагерях о таких сообщениях обязательно и быстро узнавали. Это я тоже свидетельствую. Но я никогда и ничего о высокой смертности в Печерлаге не слыхал. У меня все.
Романов вопросительно посмотрел на Назарова.
- Я, кажется, знаю разгадку, - сказал он. - На Колыму я попал с Воркутлага, где пробыл 2 года. Так вот, теперь вспомнил: многие старожилы говорили, что в Воркутлаг попали после окончания строительства железной дороги, а раньше числились за Печерлагом. Поэтому они никуда не этапировались. Вот и все.
- Логично, - сказал Романов. - Сперва гуртом строили дорогу. Потом большую часть рабсилы кинули на строительство шахт. Ведь шахта - это не просто дырка в земле, и на поверхности нужно много чего понастроить, чтобы уголек "пошел на-гора". А стране уголек стал ой как нужен. Ведь тогда Донбасс-то у Гитлера оказался. В общем, Солженицын здесь явно схимичил, сотворив из цифр страшилку. Ну да ладно, продолжим.

ЖЕРТВЫ ГОРОДОВ

Вот еще одна цифровая загадка: "Считается, что четверть Ленинграда была посажена в 1934-1935 гг. Эту оценку пусть опровергнет тот, кто владеет точной цифрой и даст ее"3. Ваше слово, Семен Никифорович.
- Ну, здесь говорится о тех, кто был взят по "делу Кирова". Их действительно было много больше, чем могло быть виновато в смерти Кирова. Просто под шумок начали сажать троцкистов. Но четверть Ленинграда, конечно, - нахальный перебор. А точнее пусть попробует сказать наш друг - Питерский Пролетарий (так Семен Никифорович иногда шутливо величал меня). Ты ведь тогда был там.
Пришлось говорить мне.
Тогда мне было 7 лет. И точно помню только траурные гудки. С одной стороны слышались гудки завода "Большевик", а с другой - гудки паровозов со станции "Сортировочная". Так что, строго говоря, ни очевидцем, ни свидетелем, я быть не могу. Но тоже считаю, что названное Солженицыным количество арестованных фантастически завышено. Только здесь фантастика не научная, а прохиндейская. Что Солженицын здесь темнит, видно хотя бы из того, что требует для опровержения точную цифру (зная, что читателю ее негде взять), а сам называет дробное число - четверть. Поэтому проясним дело, посмотрим, что значит в целых числах "четверть Ленинграда". В то время в городе проживало примерно 2 млн. человек. Значит, "четверть" - это 500 тыс.! По-моему, это настолько прохиндейская цифра, что ничего больше доказывать не нужно.
- Нужно! - убежденно сказал Романов. - Мы же имеем дело с Нобелевским лауреатом...
- Ну ладно, - согласился я. - Вы знаете лучше меня, что большинство зеков - мужчины. А мужчины везде составляют половину населения. Значит, в то время мужское население Ленинграда было равно 1 млн. Но ведь не все население мужского пола можно арестовать - есть грудные младенцы, дети и престарелые люди. И если я скажу, что таких было 250 тыс., то дам большую фору Солженицыну - их, конечно, было больше. Но пусть будет так. Остается 750 тыс. мужчин активного возраста, из которых Солженицын забрал 500 тыс. А для города это значит вот что: в то время везде работали в основном мужчины, а женщины были домохозяйками. А какое предприятие сможет продолжить работу, если из каждых трех работников лишится двух? Да весь город встанет! Но этого же не было.
И еще. Хотя мне и было тогда 7 лет, но могу твердо свидетельствовать: ни мой отец и никто из отцов моих знакомых сверстников арестован не был. А при таком раскладе, какой предлагает Солженицын, арестованных у нас во дворе было бы много. А их вообще не было. У меня все.
- Я, пожалуй, добавлю вот что, - сказал Романов. - Случаи массовых арестов Солженицын называет "потоками, вливающимися в ГУЛАГ". И самым мощным потоком он называет аресты 37-38 гг. Так вот. Если учесть, что в 34-35 гг. троцкистов сажали не меньше, чем на 10 лет, то ясно: к 38-му г. никто из них не вернулся. И в "большой поток" из Ленинграда брать было просто некого...
- А в 41-ом - вмешался Назаров, - в армию призывать было бы некого. А я где-то читал, что тогда Ленинград дал фронту около 100 тыс. одних только ополченцев. В общем, ясно: с посадкой "четверти Ленинграда" Солженицын опять переплюнул господина Геббельса.
Посмеялись.
- Эт-точно! - воскликнул Семен Никифорович. - Любители потолковать о "жертвах сталинских репрессий" любят вести счет на миллионы и не меньше. К этому случаю мне вспомнился один недавний разговор. Есть у нас в поселке один пенсионер, краевед-любитель. Интересный мужик. Зовут его Василий Иваныч, а потому и кликуха у него - "Чапай". Хотя фамилия у него тоже исключительно редкая - Петров. На Колыму он прибыл на 3 года раньше меня. И не так, как я, а по комсомольской путевке. В 1942-м добровольно ушел на фронт. После войны вернулся сюда, к семье. Всю жизнь шоферил. Он частенько заходит в нашу гаражную биллиардную - любит шары погонять. И вот как-то при мне подходит к нему один молодой шоферишка и говорит: "Василий Иваныч, скажите честно, страшно было жить здесь в сталинские времена?" Василий Иваныч посмотрел на него удивленно и сам спрашивает: "Ты о каких страхах толкуешь?"
"Ну, как же, - отвечает шоферишка, - сам слыхал по "Голосу Америки". Здесь в те годы угробили несколько миллионов зеков. Больше всего полегло их на строительстве Колымской трассы..."
"Ясно, - сказал Василий Иваныч. - А теперь слушай внимательно. Чтобы где-то угробить миллионы людей, нужно чтобы они там были. Ну хотя бы короткое время - иначе гробить будет некого. Так или нет?"
"Логично" - сказал шоферишка.
"А теперь, логик, слушай еще внимательнее, - сказал Василий Иваныч и, повернувшись ко мне, заговорил. - Семен, мы с тобой точно знаем, а наш логик наверно, догадывается, что сейчас на Колыме народу живет много больше, чем в сталинские времена. Но насколько больше? А?"
"Думаю, что раза в 3, а, пожалуй, и в 4" - ответил я.
"Так! - сказал Василий Иваныч, и, повернулся к шоферишке. - По последнему статистическому отчету (они ежедневно печатаются в "Магаданской правде"), сейчас на Колыме (вместе с Чукоткой) проживает около полумиллиона человек. Значит, в сталинские времена здесь проживало, самое большее, около 150 тыс. душ... Как тебе эта новость?"
"Здорово! - сказал шоферишка. - Никогда бы не подумал, что радиостанция такой солидной страны могла так паскудно врать..."
"Ну так знай, - назидательно сказал Василий Иваныч, - на этой радиостанции трудятся такие ушлые ребята, которые запросто делают из мухи слона. И начинают торговать слоновой костью. Берут недорого - только уши развесь шире..."

ЗА ЧТО И СКОЛЬКО

- Хороший рассказ. А главное к месту, - сказал Романов. И спросил меня:
- Ты, кажется, хотел рассказать что-то про знакомого тебе "врага народа"?
- Да не моего знакомого, а отца одного из моих знакомых пацанов посадили летом 38-го за антисоветские анекдоты. Дали ему 3 года. А отсидел только 2 - досрочно освободили. Но вместе с семьей выслали за 101 км, кажется, в Тихвин.
- Ты точно знаешь, что за анекдот дали 3 года? - спросил Романов. - А то у Солженицына другие сведения: за анекдот - 10 и более лет; за прогул или опоздание на работу - от 5 до 10 лет; за колоски, собранные на убранном колхозном поле, - 10 лет. Что ты на это скажешь?
- За анекдоты 3 года - это я знаю точно. А насчет наказаний за опоздания и прогулы - твой лауреат врет, как сивый мерин. Я сам имел две судимости по этому указу, о чем есть соответствующие записи в трудовой книжке...
- Ай да Пролетарий!.. Ай да шустряк!.. Не ожидал!.. - съязвил Семен Никифорович.
- Ну, ладно, ладно! - отозвался Романов. - Дай человеку исповедаться...
Пришлось исповедаться.
- Кончилась война. Жить стало полегче. И стал я получки отмечать выпивкой. А ведь у пацанов где выпивка, там и приключения. В общем, за два опоздания - 25 и 30 минут отделался выговорами. А когда опоздал на полтора часа, получил 3-15: с меня 3 месяца высчитывали по 15% заработка. Только рассчитался - снова попал. Теперь уже на 4-20. Ну а третий раз меня ожидало бы наказание 6-25. Но "миновала меня чаша сия". Понял, что работа - дело святое. Конечно, тогда мне казалось, что наказания чересчур строгие - ведь война уже кончилась. Но старшие товарищи утешили меня тем, что, дескать, у капиталистов дисциплина еще строже и наказания горше: чуть что - увольнение. И становись в очередь на бирже труда. А когда подойдет очередь снова получить работу - неизвестно... А случаи, когда человек получал тюремный срок за прогулы, мне неизвестны. Слыхал, что за "самовольный уход с производства" можно получить год-полтора тюрьмы. Но ни одного такого факта я не знаю.
Теперь о "колосках". Я слыхал, что за "кражу сельхозпродукции" с полей можно "получить срок", размер которого зависит от количества украденного. Но это говорится о полях неубранных. А собирать остатки картошки с убранных полей я сам ходил несколько раз. И уверен - арестовывать людей за сбор колосков с убранного колхозного поля - бред сивой кобылы. И если кто из вас встречал людей, посаженных за "колоски", пусть скажет.
- Я знаю 2 похожих случая, - сказал Назаров. - Это было в Воркуте в 1947 г. Два 17-летних пацана получили по 3 года каждый. Один попался с 15-ю кг молодой картошки, да дома обнаружили еще 90 кг. Второй - с 8-ю кг колосков, да дома оказалось еще 40 кг. И тот и другой промышляли, конечно же, на неубранных полях. А такая кража и в Африке кража. Сбор же остатков с убранных полей нигде в мире кражей не считался. И соврал тут Солженицын затем, чтобы лишний раз лягнуть Советскую власть...
- А может быть, у него было другое соображение, - вмешался Семен Никифорович, - ну как у того журналиста, который, узнав, что собака укусила человека, написал репортаж о том, как человек покусал собаку...

ОТ БЕЛОМОРА И ДАЛЬШЕ

- Ну хватит, хватит, - прервал общий смех Романов. И добавил ворчливо: - Совсем задолбали бедного лауреата... - Потом, посмотрев на Семена Никифоровича, заговорил:
- Ты давеча пропажу 40-а тыс. зеков за одну зиму назвал рекордом. А это не так. Настоящий рекорд, по Солженицыну, был на строительстве Беломорканала. Слушай: "Говорят, что в первую зиму, с 31-го на 32-й год 100 тыс. и вымерло - столько, сколько постоянно было на канале. Отчего же не поверить? Скорей даже эта цифра преуменьшенная: в сходных условиях в лагерях военных лет смертность в 1% в день была заурядна, известна всем. Так что на Беломоре 100 тыс. могло вымереть за 3 месяца с небольшим. А тут и другая зима, да между ними же. Без натяжки можно предположить, что и 300 тыс. вымерло"4. Услышанное так всех удивило, что мы растерянно молчали...
- Меня вот что удивляет - снова заговорил Романов. - Все мы знаем, что на Колыму зеков привозили только раз в году - в навигацию. Знаем, что здесь "9 месяцев зима - остальное лето". Значит, по раскладке Солженицына, все местные лагеря каждую военную зиму должны были троекратно вымирать. А что мы видим на деле? В собаку кинь, а попадешь в бывшего зека, всю войну мотавшего срок здесь, на Колыме. Семен Никифорович, откуда такая живучесть? Назло Солженицыну?
- Не ерничай, не тот случай - хмуро оборвал Романова Семен Никифорович. Потом, покачав головой, заговорил, - 300 тыс. мертвых душ на Беломоре?! Это такой подлый свист, что и опровергать не хочется... Я, правда, там не был - срок получил в 1937 г. Но ведь и этот свистун там не был! От кого же он слыхал эту парашу насчет 300 тыс.? Я о Беломоре слыхал от блатарей-рецидивистов. Таких, которые на волю выходят только затем, чтобы немного покуролесить и снова сесть. И для которых любая власть плоха. Так вот, о Беломоре они все говорил, что жизнь там была - сплошная лафа! Ведь Советская власть именно там впервые испробовала "перековку", т.е. перевоспитание уголовников методом особого вознаграждения за честный труд. Там впервые ввели дополнительное и более качественное питание за перевыполнение нормы выработки. А главное, ввели "зачеты" - за один день хорошей работы засчитывались 2, а то и 3 дня срока заключения. Конечно, блатари тут же научились добывать туфтовые проценты выработки и досрочно освобождались. О голоде и речи не было. От чего же могли умирать люди? От болезней? Так на эту стройку больных и инвалидов не привозили. Это говорили все. В общем, Солженицын свои 300 тыс. мертвых душ из пальца высосал. Больше им неоткуда взяться, ибо такую муру никто рассказать ему не мог. Все.
В разговор вступил Назаров:
- Все знают, что на Беломоре побывало несколько комиссий писателей и журналистов, среди которых были и иностранцы. И никто из них даже не заикнулся о такой высокой смертности. Как это объясняет Солженицын?
- Очень просто, - ответил Романов, - большевики их всех или запугали или купили...
Все засмеялись... Отсмеявшись, Романов вопросительно посмотрел на меня. И вот что я рассказал.
Как только я услыхал о смертности в 1% в сутки, мне подумалось: а как с этим было в блокадном Ленинграде? Оказалось: примерно в 5 раз меньше 1%. Вот смотрите. По разным оценкам, в блокаде оказалось, от 2,5 до 2,8 млн. человек. А самый смертельно голодный паек ленинградцы получали примерно 100 дней - такое вот совпадение. За это время при смертности 1% в сутки умерли бы все жители города. Но известно, что от голода умерло 900 с лишним тыс. человек. Из них за смертельные 100 дней погибло 450-500 тыс. человек. Если разделить общее число блокадников на число погибших за 100 дней, получим цифру 5. Т.е. в эти страшные 100 дней смертность в Ленинграде была в 5 раз меньше 1%. Спрашивается: откуда в лагерях военного времени могла взяться смертность в 1% в сутки, если (как вы все хорошо знаете) даже штрафной лагерный паек был в 4 или 5 раз калорийней блокадного пайка? И ведь штрафной паек давался в наказание на короткое время. А рабочий паек зеков в войну был не меньше пайка вольных рабочих. И понятно почему. Во время войны в стране была острая нехватка рабочих рук. И морить голодом зеков было бы просто дуростью со стороны властей...
- Тут я посмотрел на Романова и добавил: "Это к твоему глумливому вопросу о том, почему выжили колымские зеки...
Семен Никифорович встал, обошел стол, обеими руками потряс мою руку, шутливо поклонился и с чувством произнес:
- Очень признателен, молодой человек!.. - Потом, обращаясь ко всем, сказал, - Кончаем эту бодягу. Пошли в кино - там начинается повторный показ фильмов о Штирлице.
- В кино успеем, - сказал Романов, посмотрев на часы. - Напоследок хочу знать ваше мнение о разногласии в отношении к лагерным больницам, которое возникло между Солженицыным и Шаламовым - тоже "лагерным писателем". Солженицын считает, что лагерная санчасть создана для того, чтобы способствовать истреблению зеков. И ругает Шаламова за то что: "...он поддерживает, если не создает легенду о благотворительной санчасти..."5 Вам слово, Семен Никифорович.
- Шаламов тянул срок здесь. Я, правда, сам с ним не встречался. Но от многих слыхал, что в отличие от Солженицына ему и тачку приходилось катать. Ну а после тачки побывать несколько дней в санчасти - действительно благо. Да еще, говорят, ему повезло попасть на курсы фельдшеров, окончить их и самому стать работником больницы. Значит, дело он знает досконально - и как зек, и как работник санчасти. Поэтому я Шаламова понимаю. А Солженицына понять не могу. Говорят, что он большую часть срока проработал библиотекарем. Понятно, что в санчасть он не рвался. И все же именно в лагерной санчасти у него вовремя обнаружили раковую опухоль и вовремя ее вырезали, т.е., спасли ему жизнь... Не знаю, может это и параша... Но если бы довелось его встретить, я бы спросил: правда ли это? И если бы это подтвердилось, то, глянув ему в глаза, я сказал бы: "Хмырь ты болотный! Тебя в лагерной больнице не "истребляли", а жизнь твою спасали... Сука ты позорная!!! Больше мне нечего сказать..."

МОРДУ НАДО БИТЬ!

В разговор вступил Назаров:
- Теперь я окончательно понял, почему Солженицын так много и так бессовестно врет: "Архипелаг ГУЛАГ" написан не для того, чтобы сказать правду о лагерной жизни, а для того, чтобы внушить читателю отвращение к Советской власти. Вот и здесь то же самое. Если что-то сказать о недостатках лагерной санчасти, то это малоинтересно - недостатки всегда найдутся и в гражданской больнице. А вот если сказать: лагерная санчасть предназначена способствовать истреблению зеков - это уже занятно. Примерно так же занятно, как рассказ о собаке, покусанной человеком. А главное - еще один "факт" бесчеловечности Советской власти... И давай, Миша, закругляйся - надоело в этом вранье ковыряться.
- Ну ладно, заканчиваем. Но нужна резолюция, - сказал Романов. И, придав голосу официальный оттенок, произнес: - Прошу каждого высказать свое отношение к этой книге и ее автору. Только кратко. По старшинству - вам слово, Семен Никифорович.
- По-моему, за эту книгу надо было не международную премию давать, а принародно морду набить.
- Очень вразумительно, - оценил Романов и вопросительно посмотрел на Назарова.
- Ясно, что книга пропагандистская, заказная. А премия - приманка для читателей. Премия поможет надежнее запудрить мозги читателям-верхоглядам, читателям-легковерам, - сказал Назаров.
- Не очень коротко, зато обстоятельно - заметил Романов и вопросительно посмотрел на меня.
- Если эта книга и не рекордная по лживости, то автор уж точно чемпион по количеству полученных сребреников, - сказал я.
- Верно! - сказал Романов. - Он, пожалуй, самый богатый антисоветчик... Вот теперь я знаю, что писать любимому племяннику. Всем спасибо за помощь! Теперь пошли в кино смотреть Штирлица.
На следующий день, рано утром, я поспешил на первый автобус, чтобы успеть на самолет, вылетающий рейсом Магадан-Певек.

) Чтобы быть точным в цитатах, я взял их из текста "Архипелага", напечатанного в журнале "Новый мир" за 1989 г.

1 - N 10 стр. 96; 2 - N 11 стр. 75;
3 - N 8 стр. 15 и 38; 4 - N 10 стр. 116;
5 - N 11 стр. 66.

В.К. АЛМАЗОВ
http://www.iraq-war.ru/


С уважением, Владимир
_________________


А вот хрен им, а не Россия, даже если по нас пройдут (с.)
И.Кошкин "Когда горела броня"
kust
Юнга
Юнга




Пришёл: 28.12.2008
Сообщения: 1

Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Вс, 28.12.2008, 12:49             цитировать    

Не сочтите за рекламу...

http://www.solonin.org/full.php?show=content&id=44&type=otz


М. Солонин. "Румяный критик мой, насмешник толстопузый…" (рецензия на рецензию А. Исаева)





Театр начинается с вешалки, историческое исследование - с перечня использованных источников, а дорога в тысячу ли начинается, как сказали китайские мудрецы, с первого шага. Это понятно. А вот с чего начинается рецензия на книгу?


Правильный ответ предельно прост. Да вы его и сами знаете. Рецензия начинается с ПОЯВЛЕНИЯ КНИГИ на прилавках магазинов. Не спорю, могут быть и исключения из этого правила - но только в совершенно исключительных случаях. Вероятно, рецензия на очередной том супер-книги про Гарика Потерова может появиться и раньше появления книги в магазинах. Но то мировой бестселлер, т.е. многомиллионные тиражи, сумасшедшие бабки… К чему это я? А вот к чему. Книга никому на тот момент не известного "историка-энтузиаста" из провинциальной Самары вышла в свет очень скромным, пробным тиражом в 5 тыс. экземпляров в январе 2005 года, а "рецензия" Исаева (простите, но я не намерен называть этот пасквиль иначе, как "рецензией" в кавычках) появилась на военно-исторических сайтах Интернета летом 2004 г. В частности, на vif2ne.ru - 27 июля 2004 г. Четвертого года, а не пятого.


Увы, большая часть читающей публики этот забавный момент не заметила. Сам Алексей Валерьевич на Форуме сайта "Военная литература" объяснил, что "друзья дали ему почитать изданную в Украине "Бочку и обручи". Что ж, это вполне возможно - хотя изданная в Дрогобыче книга никогда в России не продавалась, а 50 штук, розданных мною в Москве, были разосланы по списку, который у меня сохранился по сей день. Интересно другое - с чего бы это возникло у г-на Исаева желание срочно написать многостраничную рецензию на фактически отсутствующую в "публичном поле" книгу? Нанести, так сказать, "упреждающий удар"? Сие более, чем странно, поскольку заканчивается "рецензия" Исаева утверждением о том, что "книга М.Солонина не представляет реальной ценности ни для любителя, ни для профессионала". Ну и черт бы с ней, стоило ли мучить клавиатуру и зачем-то пиарить такую никчемную, никому ни зачем не нужную книжонку?


Жанр научной рецензии имеет свои, устоявшиеся и проверенные временем, каноны. Они отнюдь не случайны, и их нарушение не многим лучше езды на "красный свет" по встречной полосе. Написание рецензии - это серьезная работа. Прежде всего, рецензент четко и ясно указывает на предмет исследования и поставленные в рецензируемом труде вопросы. Затем предельно точно, желательно - с прямым дословным цитированием - воспроизводятся выводы, к которым пришел автор. После этого - только после этого!!! рецензент высказывает свое мнение, формулирует и аргументирует свои критические замечания. Ко всему тому, нормы научной этики предполагают уважительный тон изложения и обязательное указание как недостатков, так и достоинств рецензируемой книги. Надеюсь, вы уже поняли, почему я не могу назвать пасквиль А.Исаева иначе, как "рецензией" в кавычках? Обращаясь к читателю, который с вероятностью в 100% не читал книгу Солонина и не имеет возможности лично сверить утверждения "рецензента" с оригиналом, г-н Исаев тем более обязан был соблюдать правила, т.е. подробно и, разумеется, честно рассказать читателям - о чем книга? Какие вопросы поставил автор, к каким выводам он пришел?


Может ли человек, прочитавший "рецензию" Исаева, составить хотя бы самое смутное представление о РЕАЛЬНОМ содержании книги? О чем эти "бочки с обручами"? О коннице, эпоха которой то ли закончилась, то ли нет? Или о "линии Маннергейма"? Или о манерах поведения комиссара Вашугина? Да и когда же началась, по версии Солонина, Великая Отечественная война? Неужели и вправду "датой фактического начала Великой Отечественной войны М. Солонин считает события периода Гражданской войны и последовавшей за ней коллективизации и репрессиями"? Последний пассаж (не говоря уже о неправильном управлении слов в предложении) вообще заставляет усомниться в том, что г-н Исаев способен прочитать и понять обсуждаемую (точнее говоря - шельмуемую им) книгу. Для того, чтобы читатель не пропустил ответ на самый главный (да к тому же и вынесенный в название книги) вопрос, я продублировал его в названии последней части книги, разместил конкретный ответ буквально на последних строках последней главы и выделил его жирным шрифтом: "осень 1942 - весна 1943 гг." Потом, для лучшего запоминания, еще и пояснил: "В переводе на общепринятую хронологию войны - от Сталинградской битвы до Курской дуги". Как все это можно было не заметить? Откуда взялась "коллективизация с гражданской войной"?


Как я уже выше отметил, правила написания рецензий не случайны, и их несоблюдение не может не привести к грубым ошибкам. Так, оценить соответствие использованных автором источников задаче исследования абсолютно невозможно без ясного понимания предмета и целей исследования. Не бывает "правильных" источников вообще. Использованные источники должны быть адекватны задаче исследования. В списке использованной литературы "книжки про любовь" может оказаться и антология персидской любовной лирики, и какая-нибудь фундаментальная "этилогия, патогенез и клиника трихомонадных вагинитов". Все зависит от того, какой именно аспект любви рассматривается в книге. Если бы г-н Исаев отвлекся от вдохновившей его задачи шельмования автора и попытался осмыслить прочитанное, то даже ему стало бы понятно, что наличие "Кремлевских жен" Л. Васильевой в перечне использованной мной литературы совершенно оправдано. Книгу Л. Васильевой я, разумеется, использовал не в качестве источника сокровенного знания о пушках на "линии Маннергейма". "Кремлевские жены" были мной процитированы один-единственный раз, и почти в самом конце книги (стр. 433). Что же важного для военной истории я нашел в этом сборнике воспоминаний жен больших советских начальников? Читаем:


"Вышла я замуж в июне 1929 г... Сказочная жизнь, сказочная... Квартира на Манежной площади, напротив Кремля. Шесть комнат.... Обеды были вкусные, повара прекрасные, девять человек были сыты этими обедами на двоих... К обедам давалось всегда полкило масла и полкило черной икры... Вместе с обедом можно было взять гастрономию, сладости, спиртное... Водка красная, желтая, белая. В графинчиках... Чудные отбивные..."


"Чудные отбивные" обитатели квартирки из шести комнат на Манежной жрали как раз в то самое время, когда в украинских, поволжских, казахстанских селах обезумевшие от голода люди доедали последние запасы жмыха, желудей, лебеды, и все более массовыми становились случаи трупоедства и людоедства. Так вот, моя книга о том, что советское общество (и Красная Армия, как его составная часть) оказалось фатально не готово к войне с настоящим, вооруженным и упорным противником. Эта неготовность заключалась не в плохой закалке пальца трака гусеницы танка Т-34, а во внутреннем расколе общества, раздираемого взаимной ненавистью и враждой. Для такой книги любой источник информации о советской повседневности, о сугубо практических реалиях жизни народа и начальства необходим и ценен, его использование вполне оправдано. Скорее, меня следовало бы покритиковать за то, что в списке литературы всего лишь одна "кремлевская жена"...


А вот "классический труд" американского полковника Дэвида Гланца ("The Initial Period of War on the Eastern Front") в начале 21-го века превратился уже в типичную "осетрину второй свежести". Книга эта представляет собой стенографическую запись выступлений на симпозиуме по вопросам истории Второй Мировой войны, состоявшемся в 1987 году. Советские военные (равно, как и партийные, гебистские и прочие) архивы были на тот момент величественно недоступны для любого независимого исследователя, и уж тем более - для иностранца (если только этот иностранец не был "засланным казачком", употребляемым КГБ СССР в целях продвижения "правильных взглядов и идей" на западный книжный рынок). Никаких других источников информации о состоянии и планах Красной Армии, кроме высочайше утвержденных сочинений корифеев советской партийно-пропагандистской науки, у участников того симпозиума не было, что и сказалось самым прискорбным образом на содержании и научном уровне их выступлений. Сегодня книга Д.Гланца воистину "не представляет реальной ценности ни для любителя, ни для профессионала", так как русскоязычному читателя проще ознакомиться с замшелые догмами советской исторической пропаганды в их оригинальном виде, не изуродованном двойным переводом с русского на английский и с английского на русский.


Вообще, г-н Исаев Гланца любит. Но странною любовью. С одной стороны, он везде, где можно, пиарит сочинение почтенного американского полковника. Но при этом сам "классическим трудом" почему-то не пользуется. То есть в список использованной литературы к своей 700-страничной работе "От Дубно до Ростова" (посвященной, как видно даже из названия, как раз таки начальному периоду войны на Восточном фронте) Исаев книгу Гланца вставил. Но при этом во всем огромном перечне из 680 ссылок на источники "Начальный период" Гланца встречается один-единственный раз. Ссылка № 361 на стр. 314. Из "классического труда" позаимствована фраза мотоциклиста 11-й танковой дивизии вермахта, некого Хоффгартена о том, что "наше подразделение понесло потери от внезапных ударов армейской авиации, укрытием от которых на открытой местности Украины были только обширные пшеничные поля".Информация вполне достоверная. Поля на Украине обширные. Увы, ничего более значимого в бессмертном творении Д.Гланца Алексей Валерьевич так и не нашел. Как говорится, не ищите черного ротвейлера ночью на охраняемом складе… Завершая обсуждение странных, мягко говоря, претензий к использованным мною источникам, остается отметить, что в целом верное мнение г-на Исаева ("мемуары сами по себе слабый и ненадежный источник, сплошь и рядом искажающий реальные события") находится в вопиющем противоречии с действиями г-на Исаева, ибо в списке литературы к "От Дубно до Ростова" из 67 русскоязычных источников 19 - это мемуары советских военачальников. Под номером 42 в списке присутствуют мемуары Н.К.Попеля. Те самые ("все рассуждения М.Солонина, построенные на мемуарах Н.К.Попеля, практической ценности не имеют, как базирующиеся на недостоверных сведениях...").

Разобравшись с источниками (т.е. намекнув доверчивому читателю на то, что военно-историческое исследование М.Солонина базируется на бабских россказнях), г-н Исаев переходит к традиционным для пасквильного жанра завываниям: "Общая малоинформативность книги, проистекающая из набора использованных источников, усугубляется дремучестью автора. Свои "глубокие" познания М.Солонин обнаруживает на каждом шагу. Например…" В качестве примера взят следующий отрывок моей книги:


"…Ни Гудериан, ни Павлов не собирались атаковать конной лавой по болоту. Лошадь в кавдивизиях Второй мировой войны выполняла роль транспортного средства, повышающего подвижность соединения (в сравнении с обычной пехотой) во много раз. А непосредственно в бой и немецкие и советские кавалерийсты шли, как правило, в пешем строю. Конечно, никакая лошадь не может соревноваться с мотором в способности к непрерывному, многочасовому и многодневному движению. Поэтому, после того как друг Рузвельт подарил товарищу Сталину сотни тысяч трехосных "студебекеров" с их фантастической надежностью и проходимостью, эра кавалерии в Красной Армии закончилась. Хотя и не вдруг и не сразу. Так еще в июле 1944 г. в составе 1-го Украинского фронта для наступления на Львов - Сандомир были созданы две конно-механизированные группы под командованием генерал-лейтенантов С.В.Соколова и В.К.Баранова, и даже в освобождении Праги в мае 1945 г. приняли участие девять (!) кавалерийских дивизий..."


Этому фрагменту предшествует слово "кстати". Разговор о проблемах кавалерии имеет самое отдаленное отношение к теме моей книги, но коль скоро при описании боевых действий в Западной Белоруссии возникло упоминание о 6-й кавалерийской дивизии, я счел полезным сообщить читателю некоторый минимум сведений по "конской тематике". Кстати. К слову пришлось. Так что если бы в данном случае я и допустил ошибку, то только в рамках злобного пасквиля, замаскированного под "рецензию", стоило обобщать ее до уровня "дремучесть автора обнаруживается на каждом шагу". Самое же смешное в том, что в данном случае никакой ошибки нет, и "опровергая" меня, г-н Исаев практически пишет то же самое, но лишь другими словами:

"…Создание только моторизованных частей и соединений было, во-первых, неподъемным для отечественной промышленности, а, во-вторых, характер местности в европейской части СССР во многих случаях не благоприятствовал использованию автотранспорта. Все это привело к возрождению крупных кавалерийских соединений. В конце войны, когда характер боевых действий существенно изменился по сравнению с 1941 - 1942 гг. и со "Студебеккерами" все было в порядке, в составе Красной Армии успешно действовали 7 кавалерийских корпусов, 6 из них носили почетные наименования гвардейских… Утверждение М.Солонина о закончившейся эре кавалерии попросту не соответствует действительности".


И о чем же здесь идет спор? На что расходуется время и внимание читателя? Что чему не соответствует? На мой взгляд, не соответствует элементарным нормам приличия способ цитирования, используемый Исаевым. Сначала он расчленяет единую смысловой оборот ("эра кавалерии в Красной Армии закончилась. Хотя и не вдруг и не сразу"); затем, пользуясь тем, что читатель "рецензии" обсуждаемую книгу не читал, отбрасывает вторую и неотъемлемую часть фразы ("не вдруг, и не сразу"), после чего начинаются хорошо отработанные ритуальные пляски. Ай, молодца!


И это отнюдь не единственный случай преднамеренного искажения смысла текста обсуждаемой книги. Несколькими абзацами ниже г-н Исаев заявляет: "В качестве эталона "падежа" М.Солониным почему-то берутся пятибашенные танки Т-35. Берутся по понятным причинам - во-первых, у М.Солонина есть по ним статистика, а во-вторых, эта статистика его устраивает, поскольку укладывается в его теоретические построения". Вот какой нехороший этот дремучий Солонин, выхватил удобную ему цифирьку и носится с ней… А на самом деле? А на самом деле, на стр. 288 написано нечто прямо противоположное. Я не только не пытаюсь представить совершенно уникальный пятибашенный танк Т-35 в качестве "эталона", но и объясняю читателю, почему структура потерь этих танков должна была бы отличаться от структуры потерь танков любых других типов: "Напомним читателю, что эти танки ( к лету 1941 г. безусловно устаревшие ) представляли собой сочетание очень мощного вооружения со слабой, противопульной бронезащитой. Любая немецкая противотанковая пушка могла гарантированно пробить бортовую броню этого чудища трехметровой высоты. Казалось бы, боевые потери среди танков этого типа должны были быть особенно велики..."


Градус возмущения г-на Исаева нарастает с каждой фразой: "Согласно М.Солонину, потери танков Т-28 10-й танковой дивизии в бою равны нулю. Согласно отчету командира дивизии в бою было потеряно 4 Т-28-х. Имеет место передергивание фактов и выдумки даже в случае работы с первичными документами. Это показывает недобросовестность автора и настойчивое стремление выдать желаемое за действительное". Как сказано! Срезал! С каким восторженным кряканьем летала (и летает по сей день) эта "утка" по безбрежным просторам Интернет-форумов. А что на самом деле? Начнем с того, что "согласно отчету командира" на вооружении 10-й танковой дивизии 15-го мехкорпуса было не 4, а несколько больше танков Т-28. Конкретно - 51. Семь танков этого типа оказались неисправными, и в поход выступило 44 танка Т-28. К исходу дня 26 июня (согласно отчета и.о. командира 15-го мехкорпуса) в 10-й танковой дивизии в строю осталось 4 (четыре) танка Т-28. Где же остальные 40?


Утверждение Солонина о том, что в период с 22 по 26 июня ни один танк Т-28 не был потерян в бою, основано не на "настойчивом стремлении выдать желаемое за действительное", а на конкретном описании боевых действий, изложенном в отчете командира 10-й тд. В конце же отчета, действительно, имеется таблица, в которой указаны причины потери танков дивизии. По графе "разбито и сгорело на поле боя" проходят четыре танка Т-28. Причины потери 40 других танков Т-28 также названы. Вынужден признать, что использованный мной термин "неучтенка", действительно, неуместен. Имеет место полнейшая "учтенка". Все ходы записаны. Танки пропали по следующим причинам:


- 4 ед. вышло из строя при выполнении боевой задачи и осталось на территории, занятой противником

- 6 ед. осталось с экипажами в окружении противника из-за технических неисправностей или отсутствия ГСМ

- 4 ед. осталось из-за отсутствия ГСМ и невозможности его подать, т.к. район захвачен противником

- 3 ед. пропало без вести с экипажами

- 6 ед. уничтожено на сборных пунктах аварийных машин в связи с невозможностью эвакуировать при отходе

- 15 ед. оставлено при отходе по техническим неисправностям и невозможности восстановить и эвакуировать

- 2 ед. застряло на препятствиях с невозможностью извлечь и эвакуировать

Вся эта многословная беда случилась в течение 5-7 дней с танками, которые утром 22 июня считались к походу и бою готовыми (про судьбу оставленных в месте постоянной дислокации семи неисправных танков никто уже и не вспоминает), и имели, опять же - согласно отчета командира дивизии, "запас хода в среднем до 75 моточасов".Даже при черепашьей скорости в 12 км/час с таким моторесурсом танки 10-й тд могли доползти до Берлина. Но они пропали "по техническим неисправностям с невозможностью извлечь" в районе Радехов - Берестечко, в 60-70 км по прямой от района предвоенной дислокации. Если это не "танковый падеж", т.е. скрытое массовое дезертирство, то что же это?


Есть в историографии такое понятие, как "критика источника". Это совсем не то, что могут подумать почитатели литературного таланта А.Исаева. Критика источника - это не хамские выкрики ("учите матчасть", "сову на глобус", "слив засчитан"), а сложная умственная работа по сопоставлению сведений в разных источниках, оценке их достоверности, учету личной заинтересованности составителей документов. И если мемуары (в этом пункте я с г-ном Исаевым полностью согласен) представляют собой "слабый и ненадежный источник, сплошь и рядом искажающий реальные события", то чем же лучше хранящиеся в военных архивах донесения, отчеты, сводки, докладные? Они что, упали с неба в виде каменных скрижалей - или их писали те же самые люди, которые много-много лет спустя, в тиши и уюте генеральских дач, не рискуя уже ни головой, ни погонами, не чурались, скажем мягко, немного приукрасить свои заслуги? А вот летом 41-го "цена вопроса" была совсем иной. Это мы сегодня знаем, что, ограничившись образцово-показательной расправой с командованием Западного фронта, Сталин решил не устраивать своим генералам "новый 37-й год". Но кто же это мог знать тогда?


Возвращаясь к отчетам командиров танковых соединений Юго-Западного фронта ( в том числе - 10-й танковой дивизии и 15-го мехкорпуса) следует вспомнить, что отчеты эти писались за сотни километров от мест июньских боев и в ситуации, когда даже теоретическая возможность возвращения Красной Армии в Западную Украину представлялась весьма сомнительной. Проще говоря, и те, кто отчеты писал, и те, кто их принимал, отчетливо осознавали, что никто и никогда не сможет осмотреть брошенные танки и проверить достоверность сообщений о бесконечной череде "сгоревших фрикционов" и "заклинений поршня в цилиндре". Именно поэтому современный историк должен не слепо принимать на веру содержание каждой пожелтевшей странички архивного документа, а думать, анализировать, сопоставлять.


В книге "22 июня" глава "Танковый падеж" заняла у меня 13 страниц, густо усыпанных цифрами. В книге "23 июня" эта же тема (главы "Танковый падеж-1" и "Танковый падеж-2") разрослась на 58 страниц. Вывод о том, что большая часть танков была фактически брошена без каких-либо внятных причин, представляется мне еще более обоснованным. От неудачного же термина "неучтенка" я отказался, заменив его вопросительными знаками (которые пропали из таблиц по причине "хорошей работы" корректоров издательства) или длинным оборотом "потери неизвестного происхождения". Готов я признать и то, что образное выражение "как на учебном полигоне" не уместно - даже для описания боевых действий тяжелого танка КВ. Поле боя никогда не станет безопасным "учебным полигоном". При наличии большого желания в 500-страничной книге можно, наверное, найти еще несколько неудачных образных выражений. И все же, не всегда удачная стилистика - это одно, а преднамеренная и вполне осознанная попытка заморочить голову неподготовленного читателя потоком "мудреных" слов - совсем другое. Наглядным примером такого мозгоимения может служить следующий пассаж А.Исаева:


"…Когда отсутствуют знания, М.Солонин начинает строить рассуждения на заведомо ложном тезисе о неуязвимости Т-34 и КВ... Ни о какой езде "как на полигоне" не могло быть и речи. Помимо 37-мм противотанковых пушек ПАК-35/36 у немцев были 50-мм ПАК-38, которые стали основным средством борьбы с КВ и Т-34 в первые полтора года войны. Такие пушки присутствовали в количестве двух штук в противотанковых ротах пехотных полков большей части пехотных дивизий. Помимо ПАК-38 были 88-мм зенитные пушки и 10-см корпусные пушки К-18, которые были способны поражать Т-34 и КВ с дистанции более километра..."


И это сущая правда. "Были способны поражать". Неуязвимых танков не бывает, да и сам термин "противоснарядное бронирование" (повсеместно принятый в военно-технической литературе) является условностью. Снаряды бывают очень разные. Немецкая корпусная 105-мм пушка (не путать с гаубицей!) разгоняла снаряд весом в 15,2 кг до скорости 835 м/сек., что дает кинетическую энергию в 5,3 мДж. Это в 27 раза больше дульной энергии самой массовой в вермахте 37-мм противотанковой пушки. Но и это еще далеко не предел возможностей ствольной артиллерии. Советская 210-мм пушка Бр-17 разгоняла снаряд весом в 133-кг до начальной скорости 800 м/сек, чему соответствует дульная энергия в 42,6 мДж. По отношению к такой пушке и такому снаряду даже "Королевский Тигр" (самый тяжелый серийный танк Второй Мировой войны) превращается в "жалкую танкетку с противопульным бронированием". Тем не менее, понятие "танк с противоснарядным бронированием" используется в военном деле совсем не случайно и имеет вполне конкретный смысл. А именно - под "противоснарядным бронированием" понимается способность выдержать прямое попадание бронебойного снаряда противотанковой пушки. Противотанковой пушки, а не любого существующего в натуре орудия ствольной артиллерии.


Между противотанковой и "любой другой" пушкой существует масса различий. Первое, самое простое и самое важное - количество. Для построения надежной противотанковой обороны пушек должно быть очень много - в разы больше, чем танков у предполагаемого противника. К началу войны на вооружении Красной Армии числилось 14.900 противотанковых пушек калибра 45-мм. И всего 3 (три) БР-17. Так что ни о каком использовании этих чудовищных монстров (вес в боевом положении 44 тонны) для борьбы с танками не могло быть и речи. Следующим по важности различием является вес. Танк на поле боя способен маневрировать, в этом его важнейшее тактическое преимущество, соответственно, противотанковое орудие должно быть готово к появлению вражеского танка и с фланга, и с тыла. Из этого следует непреложное требование - противотанковая пушка должна быть легкой. Настолько легкой, чтобы расчет мог развернуть орудие или перекатить его на новую огневую позицию своими собственными руками. Такому требованию вполне отвечали основная (для лета 1941 г.) немецкая противотанковая 37-мм пушка (вес в боевом положении 450 кг) и легендарная советская "сорокапятка" (вес 560 кг). Уже противотанковые пушки следующего поколения (немецкие 50-мм Pak-38 и 75-мм Pak-40, советская 57-мм ЗИС-2) при весе 830, 1425 и 1050 кг соответственно, подошли к самому краю допустимого. Дальнейшее увеличение веса превращало орудие в дорогостоящее, но практически бесполезное "пугало".


И это еще только начало длинного перечня требований к орудию ПТО. Противотанковая пушка должна быть малозаметной, а для этого - малоразмерной и низкой. Противотанковая пушка должна выдерживать высокий темп стрельбы (до 15-20 выстрелов в минуту). Конструкция колесного хода должна выдерживать буксировку пушки тягачом (да еще и по пересеченной местности) с относительно высокой скоростью ( до 30-40 км/час). Отдача при выстреле должна быть относительно небольшой для того, чтобы сошники не "зарывались в землю" и не препятствовали в дальнейшем перемещению орудия на огневой позиции. Прицельное устройство должно обеспечивать стрельбу по малоразмерной подвижной цели, каковой является танк. Совсем не простым изделием является и такая простая с виду "болванка" противотанкового снаряда…


Возвращаясь к событиям лета 1941 г. мы обнаруживаем, что основная немецкая противотанковая 37-мм пушка Pak-36 (по штатному расписанию каждой пехотной дивизии полагалось 75 таких пушек, всего на вооружении вермахта числилось порядка 16 тысяч Pak-36) для борьбы с Т-34 и тем более - тяжелым КВ, была практически бесполезна. Это подтверждается ВСЕМ - таблицами бронепробиваемости, отчетами советских танкистов, актами осмотра подбитых танков на танкоремонтных предприятиях (почти 100% отсутствие пробоин от 37-мм снарядов), мемуарами немецких солдат и генералов, огромными цифрами потерь ( в 1941 г. на Восточном фронте 37-мм пушек было потеряно в 1,42 раза больше, чем всех артсистем дивизионного и корпусного звена вместе взятых). Наконец, прозвищем "дверная колотушка", которое дали своей противотанковой пушке немецкие солдаты после первых же встреч с новыми советскими танками.


Даже значительно более мощная 50-мм Pak-38 не могла пробить лобовую броню КВ, бортовую же броню она могла поразить только на предельно малой дистанции (100 и менее метров), но для этого надо еще было оказать рядом с бортом советского танка! Но и этих, "ограниченно-годных" противотанковых пушек было крайне мало. "Такие пушки присутствовали в количестве двух штук в противотанковых ротах пехотных полков большей части пехотных дивизий" - бодро пишет А.Исаев. И он в очередной раз прав. Осталось только объяснить доверчивому читателю, что в одном пехотном полку вермахта была всего одна противотанковая рота, т.е. даже в "большей части пехотных дивизий" (т.е. далеко не во всех!) могло набраться не более 6 (шести) 50-мм Pak-38. Проще и короче говоря, летом 41-го основным орудием ПТО пехотной дивизии вермахта все еще оставалась 37-мм "колотушка", не способная противостоять советским танкам Т-34 и КВ. "У немцев были 50-мм ПАК-38, которые стали основным средством борьбы с КВ и Т-34 в первые полтора года войны". Так точно. Но лучше было бы выразить эту мысль по-другому: "Основным средством борьбы с Т-34 и КВ могли стать пушки, которые только начали поступать на вооружение пехотных дивизий, а те, которые летом 41-го были в наличии, оказались совершенно бесполезны".


Столкнувшись с обескураживающим фактом того, что в бою с новыми советскими танками пехота вермахта оказалась практически беззащитна, немецкое командование занялось самыми отчаянными импровизациями, вплоть до того, что на передний край для стрельбы прямой наводкой по танкам стали выдвигать 105-мм корпусные пушки и тяжелые 88-мм зенитки. И дело совсем не в том, что "так не положено". И не только в том, что количество таких орудий было совершенно недостаточным для решения задач противотанковой обороны (всего на вооружении всего вермахта, на всех фронтах числилось 760 пушек калибра 105-мм - сравните эту цифру с количеством противотанковых 37-мм и 45-мм пушек в Германии и СССР). Обладая благодаря высокой начальной скорости снаряда огромной теоретической бронепробиваемостью, 105-мм корпусные пушки (равно, как и тяжелые 88-мм зенитки), во всем остальном были абсолютно непригодны для использования в системе ПТО. Вес более 5 тонн, огромные размеры, низкая скорострельность, расчет орудия не защищен от пуль и осколков даже простейшим щитком. Используя такие орудия, пехота вермахта могла, наверное, уничтожить взвод советских танков, на свою беду напоровшихся на замаскированную огневую позицию артиллерии. Об отражении массированной танковой атаки не могло быть и речи - батальон танков Т-34 или КВ (не говоря уже о подразделениях более крупного масштаба) должен был просто "раскатать" по земле тяжелые орудия.


Но почему-то не раскатал. Именно это, именно отсутствие "вполне вразумительных оперативных и стратегических причин" ставит перед исторической наукой задачу поиска других, выходящих за рамки бесконечного спора о миллиметрах брони и километрах межремонтного пробега, причин беспримерной катастрофы лета 41-го года. Мало того, что г-н Исаев не понимает этой проблемы, этой задачи, этого противоречия - он не желает их видеть даже тогда, когда ему их показывают с очень близкого расстояния - как котенку блюдце с молоком. Иногда эта преднамеренная слепота, да еще и в сочетании с заурядным хамством, приобретает совершенно фарсовый характер:


"…На протяжении более чем десятка страниц (стр. 82 - 93) М.Солонин жалуется, что ему не принесли на блюдечке с голубой каемочкой информацию о том, куда делись 6-й и 11-й механизированные корпуса. Его ожидания, оказывается, подло обманули и Г.Гот (подчиненные которому войска в боях под Гродно участия не принимали), и Блюменрит, и Типпельскирх… Непосредственным участником боя с КМГ Болдина под Гродно была 256-я пехотная дивизия. Именно это соединение приняло на себя основной удар советских танков двух механизированных корпусов и благополучно его выдержало благодаря усилению 88-мм зенитками. Но М.Солонин, скорее всего, даже не подозревает о существовании немецкого источника…"


Увы, "румяный критик мой, насмешник толстопузый" (А.С.Пушкин) даже не понимает, о чем пишет (а вовсе не "жалуется") Солонин. "Удар советских танков двух механизированных корпусов", который "благополучно выдержала" 256 пехотная дивизия ( точнее говоря - один из ее пехотных полков с приданными ему частями усиления) - это удар, в котором должны БЫЛИ БЫ принять участие четыре танковые и две моторизованные дивизии 6-го и 11-го мехкорпусов, имевшие на вооружении более 1500 танков, в том числе 470 новейших Т-34 и КВ, около 200 пушечных бронеавтомобилей, 46 тыс. человек личного состава. Кроме того, 23 июня в состав в КМГ Болдина был включен 124-й гаубичный полк РГК (по весу совокупного артиллерийского залпа один такой полк в полтора раза превосходил пехотную дивизию вермахта). Эта махина должна была в течение одного дня раздавить немецкую пехотную дивизию, а после этого обрушить удар страшного танкового "колуна" во фланг и тыл танковой группы Г.Гота (на вооружении которой не было ни одного танка, способного вести бой с Т-34 или КВ ).


Удивления достойно уже само существование мемуаров Гота - ибо после такого удара и неизбежного (в теории) разгрома вверенных ему войск немецкий генерал должен был или погибнуть, или застрелиться. Я не хуже г-на Исаева (да и любого любознательного старшеклассника) знаю, что "войска Г.Гота в боях под Гродно участия не принимали". Это-то понятно. Непонятно, почему им удалось пройти мимо Гродно и даже не заметить, и даже никогда не узнать о том, что на их разгром была отправлена огромная механизированная группировка советских войск. Доблестный обер-лейтенант Пеликан, который, как сообщает нам А.Исаев, "один со своей батареей САУ "Штурмгешюц" вывел из строя 36 танков", несомненно, должен был быть награжден Рыцарским Крестом. Посмертно. Батарея немецких "штурмовых орудий" - это шесть самоходок Stug-40, не имеющих противоснарядного (в указанном выше смысле) бронирования и вооруженных короткоствольным 75-мм орудием (немцы его называли "окурок"). На броне танка КВ "окурок" мог оставить лишь более-менее заметные царапины. Странно, но г-н Исаев не видит ничего удивительного в том, что в составе 6-го мехкорпуса числилось 114 танков КВ, но "в истории 256-й пехотной дивизии можно найти и карту боя, и фотографию поля боя и фото советского танка с вывалившимся из люка механиком-водителем", а вот рассказа о героической гибели батареи Пеликана после первой же встречи с одним-единственным КВ там нет…


"Незнание фактов наблюдается при описании боевых действий на всех участках фронта" - захлебываясь от самовозбуждения, продолжает г-н Исаев. "Сильнейшим механизированным корпусом в Киевском особом военном округе, ставшим с началом войны Юго-Западным фронтом, был 4-й МК А.А.Власова. О действиях этого мехкорпуса в советское время писали мало. Вместо того, чтобы попытаться исследовать его судьбу, М.Солонин предпочел высказать смелую мысль, что он вообще не воевал… Однако "не замеченный" Солониным эффект от действий 4-го механизированного корпуса по странному стечению обстоятельств был замечен в штабе Группы армий Юг. В журнале боевых действий Группы армий за 29 июня 1941 г. можно обнаружить следующую запись: "Перед 17 армией противник продолжал отступать, чему способствовала погода. Наступление преследующих его дивизий, особенно 49 армейского корпуса в районе Лемберг [Львов], сдерживалось контратаками, проводимыми при поддержке тяжелых танков".


Вот так вот. Подло обманул Солонин своих читателей. Скрыл от них важнейшую информацию о том, что наступление "преследующих противника" дивизий 49 армейского корпуса "сдерживалось контратаками" танков 4-го мехкорпуса. "Подгонять факты под заранее выбранный автором исследования тезис есть дурной тон" - кипит от праведного негодования А.Исаев. "Не знать о первом танковом бое Великой Отечественной войны просто стыдно. М.Солонин пишет о форсировании 3-й танковой группой Немана так, как будто этого боя не было… Три дивизии смогли форсировать Неман только после напряженного боя с советской 5-й танковой дивизией. Один из участников боя с немецкой стороны впоследствии писал: "Танковое сражение у Алитуса между нами и танками 5-й танковой дивизией русских было самой тяжелой битвой дивизии за всю войну".Однако М.Солонин не вспоминает о бое у Алитуса, предпочитая ошарашить читателя мини-сенсацией…"


Заветы Штирлица помните? "Самое главное говорят в конце разговора". Я специально отнес обсуждение этих фрагментов "рецензии" Исаева в самый конец данной статьи, так как имел уже неудовольствие убедиться в том, что не только пасквилянт Исаев, но и многие вполне приличные люди сплошь и рядом допускают ту же самую ошибку. Им кажется, что если Солонин где-то не упомянул высказывание участников боевых действий с немецкой стороны, то это сделано специально, с целью скрыть от читателя "неудобные факты". Иные мои критики вполне искренне считают, что фраза "русские сражались до последнего патрона" в воспоминаниях какого-нибудь немецкого солдата или генерала напрочь опрокидывают всю "концепцию Солонина". А потому подлый автор и скрывает от народа эти сокровенные цитаты…


Грустно. Никогда бы раньше не подумал, что столько людей пользуются головой только для еды… Наличие или отсутствие "напряженного боя" вообще, "танковой битвы у Алитуса" - в частности, определяется не цитатами из воспоминаний участников. И концепция Солонина (если это кто-то еще не заметил) в целом построена не на цитировании обрывков из мемуаров. Именно поэтому - вынужден огорчить - опровергнуть эту концепцию удобными для опровергателей цитатами невозможно в принципе. При наличии времени и желания цитаты можно найти любые, на любой вкус и цвет. А.Исаев нашел немца, в памяти которого "танковое сражение у Алитуса было самой тяжелой битвой дивизии за всю войну"? Отлично. С ходу бью даму тузом. Вот вам воспоминания другого немецкого танкиста о том же самом эпизоде войны:


"…С волнением мы ожидали первого боевого контакта с русскими. Но ничего подобного не случилось. Поскольку наш батальон головным не был, можно было предполагать такой контакт только в том случае, если авангард будет остановлен. Мы без происшествий достигли первой цели нашего движения в тот день — аэродрома в Алитусе. Счастливые, мы скинули с себя пропыленную форму и были рады, когда, наконец, нашли воду, чтобы как следует помыться.

— Совсем неплохо здесь воевать, — сказал со смешком командир нашего танка унтер-офицер Делер после того, как в очередной раз вытащил голову из бадьи с водой… " (О. Карриус, "Тигры в грязи", М., "Центрополиграф", 2004 г, стр. 12)


Что из этого следует? Ровным счетом ничего. Каждый солдат написал о том, что он видел и в чем участвовал лично. Перед О.Карриусом не стояла задача исторического исследования. Он не имел тогда, в июне 41-го, не имел и после информации о том, сколько и каких танков, пушек, самолетов и солдат имела Красная Армия в районе Алитуса. Он достаточно откровенно описал свои переживания. Перед боем ("…до сих пор мы слышали настоящие выстрелы только на полигоне. Мы верили в старых вояк, имевших Железные кресты и боевые знаки отличия, а они сохраняли полную невозмутимость. У всех прочих не выдерживал желудок и мочевой пузырь…") и после боя. Счастливое незнание избавило его от размышлений над вопросом о том, почему числившиеся в составе советской 5-й танковой дивизии танки Т-34 и КВ ( всего 87 единиц) не расстреляли легкие танки и танкетки дивизии Карриуса ( 20-я танковая в составе 44 Pz-I, 31 Pz-II, 121 Pz-38(t), 31 Pz-IV), как на учебном полигоне. Повезло парнишке. А вот "немцу" Х.Орлову, на воспоминания которого ссылается А.Исаев, не повезло. Бой у мостов через Неман в районе Алитуса на самом деле был - только участвовала в нем не 5-я танковая дивизия, КАК ДИВИЗИЯ, а некоторые ее разрозненные подразделения. Танковая рота Х.Орлова наткнулась, видимо, на такой очаг сопротивления. Что там произошло конкретно - гадать не стану. Может быть, погиб лучший друг Орлова, может быть, сам он еле успел выбраться из горящего танка. Много чего может случиться на поле боя с человеком, чего потом и вовек не забудешь… Да только к военно-оперативной оценке событий у Алитуса все эти переживания имеют весьма отдаленное отношение.


А что имеет? Что важно и значимо? Важно то, что естественный оборонительный рубеж полноводной реки Неман был потерян в течение одного дня. Важно то, что два стратегически-важных моста через Неман в районе Алитуса были захвачены противником в целости и сохранности. Важно то, что две немецкие танковые дивизии (7-я и 20-я) после боя с 5-й танковой дивизией полностью сохранили свою боеспособность, устремились к Вильнюсу и, пройдя в течение одного дня 80 км (по прямой), утром 24 июня заняли столицу Литвы. Важно то, что уже днем 23 июня советская 5-я танковая дивизия прекратила свое существование, как организованное и боеспособное соединение. Важно то, что на рассвете 24 июня командир 5-й тд полковник Ф.Ф. Федоров вместе с остатками своей дивизии (15 танков, 20 бронемашин и 9 орудий) оказался в районе белорусского города Молодечно, т.е. на расстоянии в 170 ( сто семьдесят ) км по прямой от Алитуса, но при этом другая часть бойцов и командиров дивизии (если верить донесениям штаба Северо-Западного фронта) была обнаружена 26 июня в районе Полоцка (185 км к северо-востоку от Молодечно, 200 км к востоку от Вильнюса). Эти и многие другие факты позволяют сделать достаточно обоснованный вывод о том, что же произошло с 5-й танковой дивизией, и насколько "ожесточенное сопротивление" противнику оказала эта дивизия - дивизия, а не ее отдельные бойцы и подразделения.


Приведя с комичной гордостью фразу из "импортного" источника ("наступление 49-го армейского корпуса в районе Лемберг сдерживалось контратаками, проводимыми при поддержке тяжелых танков") в качестве неопровержимого свидетельства того, что 4-й мехкорпус принял таки участие боевых действиях, г-н Исаев высек самого себя. Причем гораздо больнее, чем пресловутая унтер-офицерская жена. 49-й армейский корпус вермахта - это две горнопехотные дивизии. Применительно к пехоте "горность" означает, главным образом, отсутствие тяжелых орудий и наличие совершенно излишних в районе Лемберга (Львова) навыков и оснащения для действий в горах. Нету в районе Львова никаких "гор", но за неимением лучшего немецкому командованию пришлось бросить под советские танки горных стрелков. 4-й мехкорпус Власова - это три дивизии (две танковые и одна моторизованная), на вооружении которых числилось 979 танков, в том числе - 414 новых Т-34 и КВ, 89 пушечных бронеавтомобилей, 2854 автомобиля и 274 трактора (тягача). По количеству танков 4-й мехкорпус превосходил всю 1-ю Танковую Группы вермахта (единственную во всей полосе Юго-Западного фронта) при абсолютном превосходстве в качестве танков. В первые же дни войны корпусу были приданы два тяжелых артполка РГК (481-й и 485-й). Не существует никаких "вразумительных оперативных и стратегических причин", в силу которых после встречи с такой махиной две горнопехотные дивизии вермахта могли прожить хотя бы два дня. Но они выжили, более того - они успешно наступали и заняли Львов на восьмой день войны. Правда, их победоносное наступление местами "сдерживалось" контратаками отступающих советских войск.


Сдерживать короткими контратаками наступление пехотной дивизии противника - это задача для танкового батальона. Две горно-пехотные дивизии, заставившие перейти к "подвижной обороне" механизированный корпус с тысячей танков - это фантастика. Но г-н Исаев не видит тут ничего удивительного. Мало того, он еще и постарался всыпать себе дополнительную сотенку розг рассказом о том, как "сдерживала" наступление противника одна из дивизий 4-го мехкорпуса. "Соединения корпуса А.А.Власова вели тяжелые бои… Под Немирувым была окружена большая часть 81-й моторизованной дивизии, она потеряла штаб соединения в полном составе, большую часть артиллерии и боевых машин танкового полка". Вы тут что-нибудь понимаете? Я - нет. Комиссар Вашугин (тот самый, застрелившийся в конце июня 1941 г. член Военного Совета Юго-Западного фронта) тоже ничего понять не мог. Еще 17 апреля 1940 г., выступая на Совещании высшего комсостава РККА, посвященном итогам финской войны, Вашугин с удивлением говорил: "Финны окружали наши дивизии небольшими частями. Мне представлялось, что для того, чтобы дивизию окружить, нужно иметь три дивизии..." На вооружении 81-й моторизованной дивизии, кроме всего прочего, было 270 легких танков БТ-7. Как пехота может окружить и уничтожить моторизованную (а фактически - танковую) дивизию? Вы можете себе представить эту картину - 270 беззащитных танков, "окруженных" пехотой?


Общий вывод: пасквиль А.Исаева не имеет ничего общего с научной рецензией на историческое исследование. Знание большого числа фактов, знакомство со множеством документов было использовано г-ном Исаевым не для конструктивной цели освещения событий 1941 года, а для достаточно неуклюжей попытки шельмования автора "идейно-чуждой" ему книги. Садиться за письменный стол со столь низкой целью просто не стоило.


Размещено на сайте: 28.09.2008

-----------

С уважением, Сергей.
(Жирный шрифт и цвет в тексте - мои. )
Kok
Старший мичман
Старший мичман




Пришёл: 27.11.2007
Сообщения: 449

Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Вт, 30.12.2008, 04:08             цитировать    

Всем спасибо за представленные материалы! Прочитал с удовольствием.
Савилов В.Н.
Адмирал
Адмирал




Пришёл: 15.02.2005
Сообщения: 5332
Откуда: Севастополь
Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Вт, 30.12.2008, 04:12             цитировать    

Солонину до Исаева как до Москвы раком... вот такое мое ИМХО. В инете была бурная перепалка с участием как Солонина так и Исаева по поводу "солонины". Если найду - дам ссылку.

С уважением, Владимир
_________________


А вот хрен им, а не Россия, даже если по нас пройдут (с.)
И.Кошкин "Когда горела броня"
Kok
Старший мичман
Старший мичман




Пришёл: 27.11.2007
Сообщения: 449

Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Вт, 30.12.2008, 06:35             цитировать    

Савилов В.Н. писал(а):
Солонину до Исаева как до Москвы раком... вот такое мое ИМХО. В инете была бурная перепалка с участием как Солонина так и Исаева по поводу "солонины". Если найду - дам ссылку.

С уважением, Владимир

Ждем-с. В споре рождается истина. Однако по противотанковым пушкам Солонин впечатлил. Очень толково и доходчиво. ИМХО.
Савилов В.Н.
Адмирал
Адмирал




Пришёл: 15.02.2005
Сообщения: 5332
Откуда: Севастополь
Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Пн, 16.02.2009, 02:48             цитировать    

На сайте "Актуальная история" появилась статья А.В. Исаева с разбором "На мирно спящих аэродромах" М.Солонина: http://actualhistory.ru/polemics-isaev-antisolonin1

С уважением, Владимир
_________________


А вот хрен им, а не Россия, даже если по нас пройдут (с.)
И.Кошкин "Когда горела броня"
Савилов В.Н.
Адмирал
Адмирал




Пришёл: 15.02.2005
Сообщения: 5332
Откуда: Севастополь
Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Пн, 16.03.2009, 09:33             цитировать    

Исаев о союзниках (видео 12 минут)

http://www.russia.ru/video/isaevsoyuzniki/

С уважением, Владимир
_________________


А вот хрен им, а не Россия, даже если по нас пройдут (с.)
И.Кошкин "Когда горела броня"
Alick
Юнга
Юнга




Пришёл: 07.02.2010
Сообщения: 1

Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Вс, 07.02.2010, 09:33             цитировать    

В ходе дискуссии о статье "Две блокады" раскритиковав Сталина за голод в блокадном Питере, Солонин спрашивает:
Цитата:
Хотелось бы услышать прямой ОТВЕТ - не было в СССР лишних трех баржей (ов?)


http://www.solonin.org/article_dve-blokadyi/cmnts

После чего узнаёт, что продукты тогда из Питера наоборот, вывозились, что были и баржи, и не три, а больше, и что немцы их топили. Меня шокировало то, что человек, взявший на себя смелость называться историком, сначала пишет статью, а потом узнаёт про факты, относящиеся к теме, и к слову говоря, перечёркивающие самый смысл статьи.
Историк не знает историю?
Ладно, читаю дальше. В ходе дискуссии о том, что бесноватый планировал уничтожить Питер и Москву и не кормить население этих городов, Солонин вопрошает:
Цитата:
А почему Гитлер не так "ужасно боялся" необходимости кормить (???) 2 млн. киевлян?


http://www.solonin.org/article_a-pri-chem-tut-russkie/cmnts

Как? Человек, пишущий о ВМВ, не знает историю ВМВ???
Что мы имеем? Советскую пропаганду сейчас меняют на антисоветскую...тоже пропаганду, а госпожу Историю, как обычно, ставят в известную позу. Сейчас это делает Марк Солонин.
Показать сообщения:   
Создать     Ответить на тему    Список форумов Севастополь.ws -> Страницы истории Часовой пояс: GMT + 2
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах



Powered by phpBB © 2001-2008 phpBB Group

© 1997-2008, Sevastopol.ws
Executed in 0.252 sec, 26 queries