Список форумов Севастополь.ws
Севастополь.ws   |   FAQ   |   Правила   |   Поиск   |   Пользователи   |   Регистрация
Личные данные   |   Войти и проверить личные сообщения   |   Вход

Крымские татары на службе Рейха
На страницу 1, 2  След.
 
Создать   Ответить на тему    Список форумов Севастополь.ws -> Подземный Севастополь
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Sevdig
Адмирал
Адмирал



Возраст: 52
Пришёл: 02.04.2003
Сообщения: 4756
Откуда: Подземный Севастополь
Личное сообщение
Профиль      Сайт

Прямая ссылка на это сообщение Чт, 25.05.2006, 08:12             цитировать    

"Да благодарит тебя Господь, наш великий господин Гитлер!". Крымские татары на службе Рейха

Жестокость карательных отрядов крымских татар до сих пор поражает воображение

Крымские татары стреляли в спины наших солдат и офицеров, жгли их живьем, благословляли вождей нацистского Рейха на уничтожение недочеловеков и расстреливали неблагонадежных

Одной из наиболее громких тем в потоке всевозможных разоблачений,хлынувшему еще в в конце 1980-х годов, стала «трагическая судьба крымских татар». Крушившие Союз «борцы с тоталитаризмом», не жалея красок, расписывали жестокость и бесчеловечность карательной машины сталинского режима, которая обрекла этот безвинный народ на страдания и лишения. Сегодня, когда перестроечные мифы лопнули, как мыльные пузыри, имеет смысл разобраться с этим вопросом. Тем более, что вопрос крымских татар на Украине приобрел особую остроту – в Крыму идет массовый самозахват земель татарами, занятие военных объектов. Эксперты прогнозируют обострение ситуации и рост столкновений на полуострове на религиозной и национальной основе.

…Накануне Великой Отечественной войны крымские татары составляли меньше одной пятой населения полуострова. Тем не менее, татарское меньшинство ничуть не было ущемлено в своих правах по отношению к «русскоязычному» населению. Скорее наоборот. Государственными языками Крымской АССР были русский и татарский.

В основу административного деления автономной республики был положен национальный принцип: в 1930г. были созданы национальные сельсоветы: русских 207, татарских 144, немецких 37, еврейских 14, болгарских 9, греческих 8, украинских 3, армянских и эстонских - по 2. Кроме того, были организованы национальные районы. В 1930 г. было 7 таких районов: 5 татарских (Судакский, Алуштинский, Бахчисарайский, Ялтинский и Балаклавский), 1 немецкий (Биюк-Онларский, позже Тельманский) и 1 еврейский (Фрайдорфский). Во всех школах дети нацменьшинств обучались на своем родном языке.

С началом Великой Отечественной войны многие крымские татары были призваны в Красную Армию. Однако служба их оказалась недолгой. Стоило фронту приблизиться к Крыму, как дезертирство и сдача в плен среди них приняли массовый характер. Стало очевидным, что крымские татары ждут прихода германской армии и не хотят воевать.

Немцы же, используя сложившуюся обстановку, разбрасывали с самолетов листовки с обещаниями «решить наконец вопрос об их самостоятельности» - разумеется, в виде протектората в составе Германской империи. Из числа татар, сдавшихся в плен на Украине и других фронтах, готовились кадры агентуры, которые забрасывались в Крым для усиления антисоветской, пораженческой и профашистской агитации.

В результате части Красной Армии, укомплектованные крымскими татарами, оказались небоеспособными, и после вступления немцев на территорию полуострова подавляющее большинство их личного состава дезертировало. Вот что говорится об этом в докладной записке 1-го заместителя наркома госбезопасности СССР Богдана Кобулова и заместителя наркома внутренних дел СССР Ивана Серова на имя Лаврентия Берии от 22 апреля 1944г.: «...Все призванные в Красную Армию составляли 90 тыс. чел., в том числе 20 тыс. крымских татар... 20 тыс. крымских татар дезертировали в 1941 году из 51-й армии при отступлении ее из Крыма...»

На самом деле, многочисленные факты, как говорится, бьют не в бровь, а в глаз: дезертирство крымских татар из Красной Армии в 1941 году было практически поголовным. А затем началось угодническое прислужничество оккупантам. «С первых же дней своего прихода немцы, опираясь на татар-националистов, не грабя их имущество открыто, так, как они поступали с русским населением, старались обеспечить хорошее отношение к себе местного населения», - писал начальник 5-го партизанского района Красников.

Вот как красноречиво свидетельствовал немецкий фельдмаршал Эрих фон Манштейн, которого, согласитесь, трудно упрекнуть в нагнетании настроений против крымских татар: «...Большинство татарского населения Крыма было настроено весьма дружественно по отношению к нам. Нам удалось даже сформировать из татар вооруженные роты самообороны, задача которых заключалась в охране своих селений от нападений скрывавшихся в горах Яйлы партизан.

Причина того, что в Крыму с самого начала развернулось мощное партизанское движение, доставлявшее нам немало хлопот, заключалась в том, что среди населения Крыма, помимо татар и других мелких национальных групп, было все же много русских… Татары сразу же встали на нашу сторону. Они видели в нас своих освободителей от большевистского ига, тем более что мы уважали их религиозные обычаи. Ко мне прибыла татарская депутация, принесшая фрукты и красивые ткани ручной работы для освободителя татар «Адольфа Эффенди».

11 ноября 1941г. в Симферополе и ряде других городов и населенных пунктах Крыма, были созданы так называемые «мусульманские комитеты». Их организация и деятельность проходила под непосредственным руководством «СС». Впоследствии руководство комитетами перешло к штабу «СД». На базе «мусульманских комитетов» был создан «татарский комитет» с централизованным подчинением Крымскому центру в Симферополе с широко развитой деятельностью по всей территории Крыма. Под руководством немцев стали формироваться вооруженные отряды «самообороны». Многие татары использовались в качестве проводников карательных отрядов против партизан. Отдельные отряды посылались на Керченский фронт и частично на Севастопольский участок фронта, где участвовали в боях против Красной Армии.


Причем, крымско-татарским формированиям в вопросах карательной деятельности была предоставлена большая самостоятельность. Татарские добровольческие отряды являлись исполнителями массовых расстрелов советских граждан. На обязанности татарских карательных отрядов лежало выявление советско-партийного актива, пресечение деятельности партизан и патриотических элементов в тылу у немцев, охранная служба в тюрьмах и лагерях «СД», лагерях военнопленных. В эту работу татарские националисты и оккупационные власти вовлекали широкие слои татарского населения. Как правило, местные «добровольцы» использовались в следующих структурах: крымско-татарских соединениях в составе Германской армии, крымско-татарских карательных и охранных батальонах «СД», аппарат полиции и полевой жандармерии, а также в аппарате тюрем и лагерей «СД».

Лица татарской национальности, служившие в карательных органах и войсковых частях противника, обмундировывались в немецкую форму и обеспечивались оружием, лица, отличившиеся в своей предательской деятельности, назначались немцами на командные должности.

Помимо официальной службы в добровольческих отрядах и карательных органах противника, в татарских деревнях, расположенных в горно-лесной части Крыма, были созданы отряды самообороны, в которых состояли татары, жители этих деревень. Они получали боевое оружие и принимали активное участие в карательных экспедициях против партизан. Во многих случаях, отряды самообороны в жестокости и активной деятельности превосходили регулярные части «СД». Так, например, под Судаком в 1942 г. группа татар ликвидировала разведывательный десант Красной Армии. При ликвидации десанта татарами были пойманы и сожжены живьем 12 советских парашютистов. Столь же зверски расправлялись крымско-татарские отряды и с мирным населением.

Доходило до того, что, спасаясь от расправы, русскоязычные жители Крыма зачастую обращались за помощью к немецким властям - и находили у них защиту!
Безграничное рвение татар не осталось без награды. За указанную деятельность многие сотни крымских татар были награждены особыми знаками отличия, утвержденными Гитлером «За храбрость и особые заслуги, проявленные населением освобожденных областей, участвовавших в борьбе с большевизмом под руководством германского командования».

Впрочем, сами за себя говорят публикации газеты «Азат Крым» («Освобожденный Крым»), издававшуюся в оккупированном Крыму с 1942 по 1944 год. Итак, цитаты:
03.03.1942 г.
«После того как наши братья-немцы перешли исторический ров у ворот Перекопа, для народов Крыма взошло великое солнце свободы и счастья».
10.03.1942 г.
«Алушта. На собрании, устроенном мусульманским комитетом, мусульмане выразили свою благодарность Великому Фюреру Адольфу Гитлеру-эфенди за дарованную им мусульманскому народу свободную жизнь. Затем устроили богослужение за сохранение жизни и здоровья на многие лета Адольфу Гитлеру-эфенди».


В этом же номере: «Великому Гитлеру - освободителю всех народов и религий! 2 тысячи татар дер. Коккозы и окрестностей собрались для молебна в честь германских воинов. Немецким мученикам войны мы сотворили молитву... Весь татарский народ ежеминутно молится и просит Аллаха о даровании немцам победы над всем миром. О, великий вождь, мы говорим Вам от всей души, от всего нашего существа, верьте нам! Мы, татары, даем слово бороться со стадом евреев и большевиков вместе с германскими воинами в одном ряду! Да благодарит тебя Господь, наш великий господин Гитлер!».
20.03.1942 г.

«Совместно со славными братьями-немцами, подоспевшими, чтобы освободить мир Востока, мы, крымские татары, заявляем всему миру, что мы не забыли торжественных обещаний Черчилля в Вашингтоне, его стремления возродить жидовскую власть в Палестине, его желания уничтожить Турцию, захватить Стамбул и Дарданеллы, поднять восстание в Турции и Афганистане и т. д. и т. п. Восток ждет своего освободителя не от демократов и аферистов, а от национал-социалистической партии и от освободителя Адольфа Гитлера. Мы дали клятву идти на жертвы за такую священную и блестящую задачу».
10.04.1942 г.
Из послания А. Гитлеру, принятого на молебне более 500 мусульман г. Карасубазара:
«Наш освободитель! Мы только благодаря Вам, Вашей помощи и благодаря смелости и самоотверженности Ваших войск, сумели открыть свои молитвенные дома и совершать в них молебны. Теперь нет и не может быть такой силы, которая отделила бы нас от немецкого народа и от Вас. Татарский народ поклялся и дал слово, записавшись добровольцами в ряды немецких войск, рука об руку с Вашими войсками бороться против врага до последней капли крови. Ваша победа - это победа всего мусульманского мира. Молимся Богу за здоровье Ваших войск и просим Бога дать Вам, великому освободителю народов, долгие годы жизни. Вы теперь есть освободитель, руководитель мусульманского мира - газы Адольф Гитлер»


В этом же номере: «Освободителю угнетенных народов, сыну германского народа Адольфу Гитлеру.
Мы, мусульмане, с приходом в Крым доблестных сынов Великой Германии с Вашего благословения и в память долголетней дружбы стали плечом к плечу с германским народом, взяли в руки оружие и начали до последней капли крови сражаться за выдвинутые Вами великие общечеловеческие идеи - уничтожение красной жидовско-большевистской чумы до конца и без остатка. Наши предки пришли с Востока, и мы ждали освобождения оттуда, сегодня же мы являемся свидетелями того, что освобождение нам идет с Запада. Может быть, первый и единственный раз в истории случилось так, что солнце свободы взошло с запада. Это солнце - Вы, наш великий друг и вождь, со своим могучим германским народом.
Президиум Мусульманского Комитета».

Вот основной аргумент защитников репрессированного народа: «Обвинение в предательстве, действительно совершенном отдельными группами крымских татар, было необоснованно распространено на весь крымско-татарский народ». Дескать, не все татары служили немцам, а лишь «отдельные группы», а другие в это время боролись с оккупантами в подполье и партизанских отрядах. Однако в Германии тоже существовало антигитлеровское подполье, так что же теперь, немцев записывать в наши союзники по 2-й мировой войне? Нужно смотреть конкретные цифры. Чтобы нас не обвинили в предвзятости, обратимся к данным одного из наиболее известных защитников репрессированных народов - Н. Ф. Бугая: «В подразделениях немецкой армии, дислоцировавшейся в Крыму, состояло, по приблизительным данным, более 20 тыс. крымских татар».

Поскольку это неблаговидное обстоятельство опубликовано в весьма специфическом издании («книга составляет документальную историческую основу проводимых в Российской Федерации мер по реабилитации поруганных и наказанных народов»), сомневаться в его достоверности не приходится. Итак, с учетом сведений, приведенных в процитированной выше докладной записке Кобулова и Серова, можно сделать вывод, что практически ВСЕ крымско-татарское население призывного возраста служило в немецких формированиях.

А сколько же крымских татар находилось среди партизан? На 1 июня 1943 г. в партизанских отрядах Крыма было 262 человека. Из них 145 русских, 67 украинцев и... 6 татар. На 15 января 1944 г., по данным партийного архива Крымского обкома Компартии Украины, в Крыму насчитывалось 3733 партизана, из них русских - 1944, украинцев - 348, татар - 598. Наконец, согласно справке о партийном, национальном и возрастном составе партизан Крыма на апрель 1944 года, среди партизан было: русских - 2075, татар - 391, украинцев - 356, белорусов - 71, прочих - 754.

Спору нет, часть крымских татар сражалась против оккупантов в партизанских отрядах, но подавляющее большинство пело осанну «Гитлеру-эффенди», резало, жгло, убивало и вешало в надежде заслужить побрякушки от человеконенавистников. Впрочем, сегодня об этом украинские власти стараются забыть, поскольку именно на националистические организации крымских татар официальный Киев по-прежнему рассчитывает в противостоянии с русскими в Крыму.

По материалам сайта http://crimea.vlasti.net/index.php?Screen=news&id=155857
_________________
Sevdig

"Единственное, что требуется для триумфа зла - это, что бы хорошие люди ничего не делали."
(Э.Берг)
ranglex
Старший лейтенант
Старший лейтенант




Пришёл: 16.11.2005
Сообщения: 787
Откуда: Севастополь
Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Пт, 26.05.2006, 10:34             цитировать    

Есть шибко интересная книга МУСУЛЬМАНСКИЕ ЛЕГИОНЫ ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ , и по Крыму там тоже очень много.

Автор - историк из Симферополя Романько О.В.
_________________
(С) Гельвеций: Знание некоторых принципов легко возмещает незнание некоторых фактов.
salex
Старший матрос
Старший матрос




Пришёл: 30.11.2005
Сообщения: 52

Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Пт, 26.05.2006, 10:44             цитировать    

А сколько всего было татар в Крыму и сколько служило в отрядах "самообороны"?
ranglex
Старший лейтенант
Старший лейтенант




Пришёл: 16.11.2005
Сообщения: 787
Откуда: Севастополь
Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Пт, 26.05.2006, 11:06             цитировать    

В приведенной Sevdigом статье общее число самооборонцев оценивается как 20 тысяч.

В источнике, ссылку на который я привел выше, точной цифры нет, но можно прикинуть:
Цитата:

в феврале 1942 г. отдельные отряды добровольцев-татар численностью до 200–250 человек были направлены на фронт под Керчь, где приняли участие в боях против Красной Армии. Впоследствии немецкое командование использовало эти отряды и под Севастополем.

Цитата:
высокие требования предъявлялись к татарским батальонам «Шума», в которые к ноябрю 1942 г. были переформированы все татарские роты самообороны. Предполагалось, что при необходимости эти батальоны можно будет отправить и на фронт. В самом же Крыму каждый из этих батальонов имел собственный оперативный районВ самом же Крыму каждый из этих батальонов имел собственный оперативный район, например: Аргин — Баксан — Барабановка, Сартана — Куртлук, Камышлы — Бешуй — батальон № 148; Кокоши — Коуш — Мангуш — батальон № 149; Корбек — Улу-Узень — Демерджи — батальон № 151. Здесь они несли охрану военных и гражданских объектов, вместе с частями вермахта и немецкой полиции принимали активное участие в поиске партизан

Далее в тексте еще упоминаются батальоны №№ 147, 152, 154. Итого известных 6 батальонов. Если принимать численность батальона в 600 человек, то получается точно известно о 3500-3600 активных штыках.
_________________
(С) Гельвеций: Знание некоторых принципов легко возмещает незнание некоторых фактов.
ranglex
Старший лейтенант
Старший лейтенант




Пришёл: 16.11.2005
Сообщения: 787
Откуда: Севастополь
Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Вс, 28.05.2006, 11:31             цитировать    

Дополню свое предыдущее сообщение по численности - учел я не всех.
Вот что пишется во второй главе указанного источника(материал выше был из третьей главы)
Цитата:
процесс организации и подготовки добровольческих формирований на территории Крыма, в том числе и крымско-татарских, приобрел форму создания «местных полицейских вспомогательных сил» и в меньшей степени привлечения добровольцев для включения их небольшими группами в качестве «хиви» в части действовавшей в Крыму немецкой армии.

Цитата:
ни городская, ни сельская полиция не могла самостоятельно бороться с партизанским движением, а тем более уничтожить его.
... оккупационные власти делали все, чтобы создать более крупные, мобильные и лучше подготовленные формирования, которые могли бы обеспечить относительный порядок хотя бы в пределах своего района.
... 2 декабря 1941 г. ОКХ издало директиву «Особые указания для борьбы с партизанами». В ней, в частности, говорилось: «...Использование местных отрядов в борьбе с партизанами вполне себя оправдывает. Знание местности, климата и языка страны делает возможным в боях с партизанами применить их же методы действий»

Цитата:
«Уже в октябре 1941 г., — пишут английские исследователи Ч. Диксон и О. Гейлбрунн, — для борьбы с партизанами немцы стали привлекать также татар, которые всегда враждебно относились к большевистскому режиму. Были сформированы так называемые татарские отряды самообороны, которые оказали немцам большую помощь». Этими отрядами, насчитывавшими по 70–100 человек в каждом, командовали инструкторы — немецкие унтер-офицеры. По словам Э. фон Манштейна, главная задача этих отрядов «заключалась в охране своих селений от нападения... партизан».
Одним из первых в ноябре 1941 г. отряд самообороны был создан в д. Коуш. Его командиром был назначен местный житель Раимов, дослужившийся в немецкой полиции до чина майора. Главная задача этого отряда состояла в том, чтобы частыми нападениями и диверсиями держать в постоянном напряжении партизан, истреблять их живую силу, грабить продовольственные базы. На тот момент в нем проходили службу 80 человек. Помимо этого, Коуш был центром вербовки добровольцев в данном районе.
Таким образом, в результате немецкой кампании по организации отрядов самообороны к декабрю 1941 г. они были сформированы уже в следующих населенных пунктах Крыма: Ускут (130 чел.), Туак (100 чел.), Кучук-Узень (80 чел.), Ени-Сала, Султан-Сарай, Карасу-Баши, Мол-бай и др.
До января 1942 г. создание отрядов самообороны носило неорганизованный характер и зависело от инициативы местных немецких начальников. После поражений под Москвой, Ростовом, а также после начала Керченско-Феодосийской десантной операции ситуация коренным образом изменилась.

Не дают итоговой цифры. Прикинув кол-во татарских сел можно сказать, что до 1942 г. общее число задействованных татар было не более 2500-3000 человек.
Если не ошибаюсь, где-то на нашем форуме мелькали выдержки из донесений о борьбе с партизанами в декабре 1941. Там, насколько помню, в основном участвовали немцы и румыны, татар как отдельных отрядов не упоминалось.

Цитата:
2 января 1942 г. в отделе разведки штаба 11-й немецкой армии состоялось совещание, в ходе которого было заявлено, что Гитлер разрешил призыв добровольцев из числа крымских татар. Штаб армии передал решение этого вопроса руководству айнзатцгруппы «Д». Перед ним ставились задачи: «Охватить крымских татар, способных служить в армии, для действия на фронте в составе 11-й армии... а также создать татарские роты самообороны, которые совместно с айнзатцгруппой «Д» будут использованы для борьбы с партизанами».

Цитата:
5 января 1942 г. с формального согласия председателя мусульманского комитета в Симферополе было открыто вербовочное бюро и начался набор добровольцев. Для координации работы по вербовке добровольцев на местах от Симферопольского комитета были посланы специальные представители — вербовщики: Б. Аджиев, Ш. Карабаш и А. Карабаш.
согласно директиве генерал-квартирмейстера Генштаба сухопутных войск Е. Вагнера от 18 января 1942 г. ... разрешалась «неограниченная» организация крымско-татарских формирований на территориях, «находившихся в немецких руках, за исключением Керченского полуострова и района осады Севастополя».
Вербовка добровольцев проводилась в течение января 1942 г. в 203 населенных пунктах и 5 лагерях военнопленных. В результате были набраны 9255 человек, из которых в части 11-й армии были направлены 8684 человека, а остальные, признанные негодными для службы в строевых частях, вернулись в свои деревни.
Одновременно с этим по линии айнзатцгруппы «Д» были завербованы 1632 человека, которые были сведены в 14 рот самообороны, расквартированных соответственно их порядковым номерам в следующих населенных пунктах: Симферополе, Бикж-Онларе, Бешуе, Баксане, Мол-бае, Бий-Ели, Алуште, Бахчисарае, Коуше, Ялте, Таракташе (12-я и 13-я роты) и Джанкое.
Каждая рота самообороны состояла из 3 взводов и насчитывала от 50 (Джанкой) до 175 (Ялта) человек. Командовали ротами немецкие офицеры.
В дальнейшем вербовочная кампания в роты самообороны возобновилась и продолжалась в феврале — марте 1942 г. В результате этого к апрелю их численность достигла 4 тыс., при постоянном резерве в 5 тыс. человек.

Итого получается на март 1942г
В качестве "хиви" в частях 11-й армии - 8684 чел(надеюсь, что реальная цифра меньше - некоторых к марту должны были завалить)
В формированиях самообороны (т.е. противопартизанских)
4 000 - активных
5 000 - постоянный резерв (насколько понимаю, это значит, что у них хранилось дома оружие и периодически их привлекали к операциям против советских партизан)
ИТОГО (грубо): 17 600 человек.

Цитата:
В первой половине 1942 г. немецкие полицейские органы в реихскомиссариатах приступили к созданию из местных добровольцев батальонов «Шума» ( «Schuma»), которые предполагалось использовать в антипартизанских операциях. В отличие от рот самообороны, район действия которых был ограничен районом их формирования, батальоны «Шума» планировалось применять на более широком фронте.
В июле 1942 г. было принято решение свести все татарские роты самообороны в Крыму в такие батальоны. В результате к ноябрю 1942 г. было сформировано 8 батальонов «Шума», расквартированных в следующих населенных пунктах:
— Симферополе — батальоны «Шума» № 147 и 154;
— Карасубазаре — батальон «Шума» № 148;
— Бахчисарае — батальон «Шума» № 149;
— Ялте — батальон «Шума» № 150;
- Алуште — батальон «Шума» № 151;
— Джанкое — батальон «Шума» № 152;
— Феодосии — батальон «Шума» № 153.
По штату каждый батальон должен был состоять из штаба и 4 рот (по 124 чел. в каждой), а каждая рота — из 1 пулеметного и 3 пехотных взводов. Штатная численность батальона в 501 человек на практике зачастую доходила до 700. Как правило, батальоном командовал местный доброволец из числа бывших офицеров Красной Армии, однако в каждом из них было 9 человек немецкого кадрового персонала: 1 офицер связи и 8 унтер-офицеров.
11 ноября 1942 г. Главное командование вермахта в Крыму объявило о возобновлении набора крымских татар в ряды германской армии. Функции вербовочного бюро должен был выполнять Симферопольский мусульманский комитет. Так, к весне 1943 г. был сформирован 155-й батальон «Шума» (Евпатория), а еще несколько батальонов и хозяйственных рот находились в стадии формирования.

Т.о. на 1943 г известно о 9 батальонах "Шума" - это 5400-6000 человек.

Что касается татарских "хиви" после того, как 11-ю армию вывели из Крыма
Цитата:
командование группы армий «А», в чью тыловую зону входил Крым, ... посоветовало безотлагательно переводить всех крымских татар, служивших в качестве «хиви» в немецких частях других групп армий, обратно в Крым, чтобы в дальнейшем использовать их только здесь.

С учетом потерь полагаем, что их вернулось порядка 7000
Итого получается на 1-ю половину 1943г - порядка 13 тыс. человек.

Т.о. пик численности татарских формирований приходится на лето 1942 г. 20 тысяч я не насчитал, но получившиеся цифры близки к этому. А если всех взять, кто в разное время немцам служил, но, надо думать, за 30 000 зашкалит.[/quote]
_________________
(С) Гельвеций: Знание некоторых принципов легко возмещает незнание некоторых фактов.
Киевлянин
Гость








      

Прямая ссылка на это сообщение Пн, 25.09.2006, 03:56             цитировать    

Русскоговорящие, а кто из вас сможет пересчитать русских в частях ваффен-СС и РОА Власова? А вы не задумывались что все они были "благодарными" гражданами СССР, которым посчастливилось избежать ГУЛаг и другие сталинских "прелести"??? А ведь этих граждан (пленных, "завербованных" и совершенно добровольных!) были сотни тысяч! И в Вермахте и в Ваффен-СС рядом с немцами и и многими другими "националистами" они боролись возможно не за Гитлера, а против Сталина???
ranglex
Старший лейтенант
Старший лейтенант




Пришёл: 16.11.2005
Сообщения: 787
Откуда: Севастополь
Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Пн, 25.09.2006, 07:18             цитировать    

Киевлянин писал(а):
Русскоговорящие, а кто из вас ....

По-русски пишущий, и надо думать на испорченном русском (в смысле типа украинском) говорящий киевлянин, ты или зарегистрируйся, или вали на киевские форумы.
Зарегишься - будем говорить спокойно, с аргументацией, нет - в игнор нах.
_________________
(С) Гельвеций: Знание некоторых принципов легко возмещает незнание некоторых фактов.
Савилов В.Н.
Адмирал
Адмирал




Пришёл: 15.02.2005
Сообщения: 5337
Откуда: Севастополь
Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Пн, 25.09.2006, 09:45             цитировать    

Саня, около 10 тыс. татар ушло в 11-ю армию в январе-феврале 1942г. ( и кстати хрен знает сколько погибло в декабрьский штурм Севастополя 41г, поскольку уже тогда подразделения татар в румынской форме применялись немцами под Севастополем) и около 10 тыс было в так называемых отрядах самообороны ( потом стали батальоны шума). Из них 5 тыс активных штыков и 5 тысяч - резерв.

С уважением, Владимир
_________________


А вот хрен им, а не Россия, даже если по нас пройдут (с.)
И.Кошкин "Когда горела броня"
Kenguru
Капитан 2-го ранга
Капитан 2-го ранга




Пришёл: 07.09.2004
Сообщения: 1332

Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Вт, 26.09.2006, 09:36             цитировать    

Севдиг не превращай тематический форум в филиал "Общественно политического" или перенеси тему или закрой, что бы "Подземный" не замусоривать перлами разных русскопишущих
_________________
Вы мне гады еще за Севастополь ответите!!!

х/ф "БРАТ-2"
Савилов В.Н.
Адмирал
Адмирал




Пришёл: 15.02.2005
Сообщения: 5337
Откуда: Севастополь
Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Вт, 26.09.2006, 09:40             цитировать    

Kenguru писал(а):
Севдиг не превращай тематический форум в филиал "Общественно политического" или перенеси тему или закрой, что бы "Подземный" не замусоривать перлами разных русскопишущих


В принципе согласен. В "Подземном Севастополе" эта тема не нужна. Да и к тому же обо всем об этом мы говорили на "общественно-политическом".

А посему лучше закрыть тему.

С уважением, Владимир
_________________


А вот хрен им, а не Россия, даже если по нас пройдут (с.)
И.Кошкин "Когда горела броня"
Киевлянин
Гость








      

Прямая ссылка на это сообщение Вт, 26.09.2006, 10:22             цитировать    

Так что дубину в глазу (РОА, хиви и прочее) и не заметили? Закрывайте, стыдливые. Хотя могу и зарегиться - "по пожеланиям трудящихся" - если объективность еще не потеряли.
Леонид
Гость








      

Прямая ссылка на это сообщение Вс, 01.10.2006, 10:54             цитировать    

Киевлянин писал(а):
Так что дубину в глазу (РОА, хиви и прочее) и не заметили? Закрывайте, стыдливые. Хотя могу и зарегиться - "по пожеланиям трудящихся" - если объективность еще не потеряли.


Дубина в глазу больше, наверное, походит на малюсенькую щепочку.
У Власова служил мизерный процент от всех русских. А у Гитлера татар служило на несколько порядков больше в процентном отношении от всех крымских татар. А вообще, когда придут китайцы, то все будем сидеть в одном окопе.
Maikl
Матрос
Матрос




Пришёл: 06.01.2007
Сообщения: 11

Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Сб, 06.01.2007, 12:40             цитировать    

Удалено модератором
По всем политическим темам - в соответствующий форум.
filimonov
Матрос
Матрос




Пришёл: 09.01.2007
Сообщения: 24

Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Вт, 09.01.2007, 10:43             цитировать    

Привет всем севдиговцам! С огромным удовольствием зарегистрировался на форуме. О себе-53 года рождения, с 1968 в Севастополе, в 1975 закончил Голландию, с 75 по 85 атомоход К-140 Северного флота п.Гаджиево, с85 по 92 старшиий преп. в11 уч. отряде подводного плавания, кап.3 ранга запаса, не предовал единожды приня тую присягу. с 92 в запасе. Очень неутно себя чуствую уезжая из родного Севастополя. Интересуюсь Крымской войной, периодом восстановления и развития крепости Севастополь до переворота 1917 года. Люди, где вы? Люди, где вы?
Rulevoj
Матрос
Матрос




Пришёл: 08.01.2007
Сообщения: 6

Личное сообщение
Профиль      

Прямая ссылка на это сообщение Ср, 10.01.2007, 12:29             цитировать    

Отрывок из книги "Дорогами войны" защитника города-героя Севастополя, к счастью, здравствующего и сейчас. Поддерживаю с ветераном связь. Михаил Андреевич попал в плен на Сапун-горе 29 июня 1942 года. Он хорошо знает о зверствах крымских татар по отношению к советским военнопленным.

"На какое-то время меня покинуло сознание: я весь в земле, ничего не слышу, не могу сразу сориентироваться. Но, оказывается, всё просто – в мою землянку попали гранаты, я был контужен.

Плен.

… Я в плену. Передо мной немцы. Они сдёргивают с меня ремень, срывают знаки различия с петлиц и толкают в общий строй, где я уже заметил почти всех офицеров минбатальона.
Оказывается, нас окружили, незаметно подошли с противоположной стороны и забросали гранатами. Я ещё долго ничего не слышал, страшно болела голова, хотелось пить. Ребята поддерживали меня за руки, так как я с трудом держался на ногах.

Начались тяжёлые изнурительные переходы под конвоем по этапам.
Это произошло 29 июня. Даже теперь, по прошествии шестидесяти лет, тяжело вспоминать этот самый чёрный день в моей жизни. Тогда казалось, что жизнь кончилась. Чего можно ожидать, находясь в плену у немцев? Об их зверствах в концлагерях мы хорошо знали по сообщениям наших газет. И всё же верилось, что жизнь так жестоко обошлась с нами, что судьбе угодно было втолкнуть меня в строй пленных и вести сейчас навстречу тяжёлым испытаниям, почти без всякой надежды вернуться в строй, увидеть свой родной Ленинград, обнять своих родных и близких. Мы мало о чём переговаривались, когда нас гнали в колонне, да и говорить нам не разрешалось, настроение у всех было подавленное. Но мысли ещё витали вокруг всяких счастливых случайностей: а вдруг будет высажен десант с кораблей, немцев разобьют и нас спасут. Когда и эта надежда оставила нас, я стал надеяться на внезапную атаку партизан, они должны находиться где-то в горах, мы об этом тоже знали.

Первая остановка и ночлег были в Байдарах. Нас, группу пленных офицеров, заперли в сарай, не выдав ни кусочка хлеба, ни кружки воды. Конечно, надеяться на то, что немцы нас будут кормить в пути, не приходилось, но и голод тоже не тётка – есть уже здорово хотелось. Одолевала жажда, целый день мы шли под палящим солнцем, и во рту не было ни капли влаги. Двое или трое товарищей за то, что пытались напиться из ближайшей канавы, были застрелены конвоирами на месте. Оставалась надежда, что по окончании марша нас напоят и накормят. Разумеется, мы не рассчитывали на сытный паёк в соответствии с положениями международного Красного креста о военнопленных, но на кружку воды и кусок хлеба надеялись. Нас заперли в сарае, поставили часового, и на этом закончился первый день нахождения в плену. Кто-то из ребят пытался вступить в разговор с немцем, прося у него чего-нибудь из еды, однако безрезультатно.

Мы уже понемногу начали засыпать, когда заскрипел засов, открылась дверь, и нам бросили две буханки заплесневелого хлеба. Экономно вырезав плесень, мы разделили хлеб поровну (на каждого пришлось не более ста граммов), немного утолив чувство голода.
В эту ночь произошёл случай, оставивший в душе тяжёлый осадок. Меня разбудили для оказания помощи одному из наших товарищей, который, пытаясь покончить с собой, перерезал горло бритвой: слышалось его хриплое тяжёлое дыхание, стоны. В сарае было темно, буквально на ощупь я обследовал раненого. Стало ясно – ранение тяжёлое, повреждены крупные сосуды и трахея, но, что я мог сделать, если у меня не было даже бинта. Мы снова обратились к часовому, на этот раз пришлось вести переговоры мне. Я вспомнил несколько немецких слов из того, чему нас обучали в школе. Немец меня понял и вызвал офицера. Тот приказал нам вынести раненого и здесь же, на глазах у всех, несколькими выстрелами в упор убил его. Сделал он это абсолютно хладнокровно, без единого слова. Даже не приказал убрать труп. Это нас глубоко поразило. Мы долго обсуждали случившееся: некоторые осуждали товарища за малодушие, другие утверждали, что поступил он правильно, и если бы и у них было бы какое-нибудь оружие, то сделали бы точно также. Снова я заколебался, верно ли поступил, когда была возможность пустить себе пулю в лоб, а я не сделал этого? Ведь теперь я буду считаться изменником Родины, а это самое страшное, о чём можно было тогда подумать. Но теперь поздно, ты в плену и думай, как бороться за жизнь в этих обстоятельствах.

Да, чего только я не передумал в это тяжёлое время. Но хорошо помню, что оптимизм меня не оставлял. Я верил в нашу Победу и тогда, когда шли самые тяжёлые бои за Севастополь, и было ясно, что город мы уже не удержим; и теперь, в плену, когда можно было погибнуть каждую минуту по прихоти любого немца. Я продолжал верить, что ещё буду в Берлине и не в качестве пленного, а в качестве победителя, что вернусь в свой любимый город, увижу родных. Я поддерживал в душе эти оптимистические настроения. Мне казалось, что я легче, чем другие переношу тяготы плена, особенно остро я почувствовал это значительно позже, когда судьба снова и снова посылала мне тяжёлые испытания.

Следующий, второй день в плену оказался ещё более тяжким: предстоял длинный марш под палящим крымским солнцем, без единого глотка воды и куска хлеба. Утром перед выходом на марш нам не выдали ни крошки. Конвоиры зверствовали, как хотели. Постоянно раздавались выстрелы во время марша: убивали и тех, кто не мог быстро идти, и тех, кто пытался подбежать к какому-нибудь источнику воды. Наша дорога буквально устилалась трупами. По прибытии в лагерь мы, как подкошенные, повалились на землю, но вскоре нашу группу офицеров вновь построили, вышел немец в офицерской форме и на чистом русском языке объявил, что среди нас находится комиссар, и что он немедленно должен выйти из строя. Что это означало, всем было ясно: пленных политработников немцы расстреливали на месте. Эта судьба ждала и нашего комиссара батальона, который стоял вместе с нами. Рядом с немецким офицером был незнакомый военнопленный, который сказал ему, что среди нас есть политработник. Он показывал на человека, который был одет в такое же, как у него обмундирование, которое выдавали после окончания курсов политработников в Новороссийске. Он, действительно, угадал нашего комиссара. Но и мы поняли, что он не знает ни его фамилии, ни того, где проходил службу наш товарищ. Мы все утверждали, что среди нас комиссара нет. Тогда немец стал подходить к каждому из нас по очереди, приставляя к виску парабеллум: «Я расстреляю всех, если вы не выдадите сейчас же комиссара». Среди нас, слава Богу, не нашлось ни одного подлеца, а, обратившись после к предателю, немец потребовал от него конкретных данных: «Как фамилия этого комиссара, чем ты можешь доказать, что это именно он»? Нашего комиссара немец не расстрелял и ушёл, пригрозив ещё раз, что если мы скрыли правду, то тогда уже будем расстреляны все. А потом мы узнали от солдат, что был расстрелян тот предатель, который показывал на нашего товарища. Они закапывали его труп.
Впоследствии я часто слышал, что немцы не уважали тех, кто предавал Родину, хотя предатели служили им, как самые покорные псы. Я имею в виду, прежде всего, полицаев, и позже у меня была возможность убедиться в этом.

Новый переход до Бахчисарая оказался ещё труднее: солнце палило безжалостно, а воды ни капли. Прошли около тридцати пяти километров. Я и сейчас не представляю, как смог преодолеть этот марш. На этом переходе нас конвоировали крымские татары, одетые полностью в немецкую форму. Своей жестокостью они напоминали крымскую орду далёкого прошлого. А, упомянув о форме одежды, хочу подчеркнуть особую расположенность немцев к ним за преданную службу. Власовцам, полицаям и другим прихвостням выдавалась немецкая военная форма времён Первой мировой войны, залежавшаяся на складах кайзеровской Германии.
В этом переходе мы потеряли больше всего своих товарищей. Татары расстреливали и тех, кто пытался почерпнуть воду из канавы, и тех, кто хотя бы немного отставал или был ранен и не мог идти наравне со всеми, а темп марша был ускоренным. Не приходилось рассчитывать на местное население деревень, чтобы получить кусок хлеба или кружку воды. Здесь жили крымские татары, они с презрением смотрели на нас, а иногда бросались камнями или гнилыми овощами. После этого этапа наши ряды заметно поредели.

Концентрационный лагерь в Бахчисарае располагался на окраине города, на склоне большой горы. Это была огромная территория под открытым небом, обнесённая двумя рядами колючей проволоки, тщательно охраняемая часовыми с собаками; со сторожевыми вышками с пулемётами на них. Внутри лагерь был также разделён несколькими рядами той же колючей проволоки. Такие загоны предназначались соответственно для офицеров, рядовых, больных. Сообщения между ними не было. Кормёжка здесь была очень плохая: давали один раз в сутки черпак баланды – это тёплая мутная жидкость, в которой плавали непроваренные отруби. Полицаи на наши вопросы по поводу «еды» отмахивались: мол, вас слишком много и повара не успевают прокипятить этот, с позволения сказать, суп. Раз в день давали «кофе». В отличие от баланды, кофе был без всяких примесей и чуть темнее по цвету. Что туда всыпали, я до сих пор не знаю, но получить эту кружку жидкости мы также стремились побыстрее и по-возможности не пролить в пути следования от раздатчика до места на земле, где находились товарищи.

Было много больных дизентерией. Мне сильно повезло, что в этом ужасном лагере довелось пробыть только сутки. Пленных офицеров не задерживали, и на следующий день нас погнали снова.
Переход от Бахчисарая до Симферополя мало чем отличался от всех предыдущих. Повторяться не буду, скажу только, что каждый последующий переход давался мне всё труднее, так как я слабел от недостатка пищи, отсутствия воды и сильной жары. В этом этапе мне особенно помогли товарищи: видя, что я сдаю и начинаю отставать, они старались меня поддержать морально и физически, говоря, что надо держаться, во что бы то ни стало, мы ещё повоюем. Вот только добраться бы до следующего лагеря, где, возможно, охрана будет послабее и можно будет организовать побег. А отстанешь – погибнешь обязательно. К вечеру вошли в город, солнце ещё светило, но жара заметно спала, идти стало легче, сегодняшний переход заканчивался.

В городе жизнь шла своим чередом, и на первый взгляд даже показалось, что нет никакой войны: всё тихо, спокойно, по тротуарам шли прохожие, были открыты ларьки, лавки. На нас обращали мало внимания, видимо, пленных здесь прогоняли не впервые. Вперемежку с гражданскими попадались немецкие офицеры, патрули. Проезжали военные машины.

В Симферополе нас разместили в бывшей городской тюрьме, где к нашему прибытию уже было много пленных. Условия в лагере ничем не отличались от предыдущих: та же баланда, те же окрики и побои полицаев. Здесь я встретил своего товарища по медслужбе в полку, военврача 3 ранга Ивана Медведчука, и страшно обрадовался этой неожиданной встрече. Наконец кому-то можно было обо всём рассказать, поделиться откровенно своими мыслями, да и просто отвести душу. Ведь рядом друг, а это так дорого в таких условиях. Мы говорили обо всём, в том числе и о положении на фронтах, понимая, что для страны оно оставалось очень тяжёлым, но не безнадёжным.

В симферопольском лагере нас держали около двух недель. Не хочу останавливаться на мелочах быта в этом заведении, но всё же расскажу, как здесь выдавали баланду. Перед раздачей выстраивались в длинную 60-70-метровую очередь к повару. Затем по команде полицая «следующий» бегом бежали к бочке, где тебе и отмерялась положенная норма. Здесь нельзя было мешкать: если не сумел ловко подставить свою консервную банку или пилотку (кто, чем располагал), можешь вместо баланды получить по затылку, и никакие доводы при этом в расчёт не принимались, несчастный оставался голодным. При команде «следующий» на старте отпускалось по удару палкой по спине, на всякий случай, чтобы бежал быстрее. Также бегом надо было нестись с содержимым в банке к месту, где разрешалось поесть. Не дай Бог, если споткнёшься или случайно расплещешь еду, она не возмещалась, как бы ты не просил и не унижался. Мне думается, что такую раздачу пищи придумали не немцы, это была самодеятельность местных полицаев в угоду лагерному начальству – те иногда издали наблюдали за этим спектаклем. С «мастерством» наших полицаев мне довелось встречаться ещё не раз, и все их изобретения отличались изуверской жестокостью.

Прошёл месяц или немногим больше моего пребывания в плену. Заметно давал о себе знать голод: порой наступало такое безразличие, что не хотелось жить, опускались руки. Ни о чём не думалось, был бы хоть какой-нибудь конец. Надеяться на партизан теперь, в глубоком тылу у немцев, не приходилось. Здесь было тихо и спокойно. В этом лагере я впервые услышал о формирующейся, так называемой русской освободительной армии (РОА). К нам приехали её представители и стали вести агитацию. Тем, кто вступит в неё, обещали незамедлительно выдать хороший паёк, обмундировать, послать на формирование, а в дальнейшем обещали службу в тылу. Конечно, при этом говорили, что война большевиками проиграна, и здесь вы все погибнете медленной голодной смертью. Впрочем, в последнем нас не надо было убеждать: голод и смерть мы видели каждый день, каждый час. Вспоминаю по этому поводу разговор с Иваном Медведчуком. Он принял решение записаться в РОА, имея при этом свой план: как только их подведут поближе к линии фронта (мы-то не сомневались, что эту армию будут использовать на фронтах против наших), он перебежит к своим. Он так уверенно говорил об этом, что я поверил в благополучный исход и чуть сам не сделал непоправимый шаг. Я дал ему свой ленинградский адрес и попросил сразу же написать родным о моей судьбе. Почему-то я был уверен, что Ваня непременно перейдёт линию фронта и выполнит данное поручение. Много позже я не раз посылал ему письма в Баку, просил знакомых бакинцев разыскать его, но ответа так и не получил.

Следующим этапом был концлагерь в Джанкое, куда нас привезли в товарных вагонах. Расстояние от Симферополя небольшое, но нас везли двое или трое суток, и лишь только один раз на стоянке выдали по небольшому куску хлеба и разрешили старшему вагона сбегать за водой. Пребывание в Джанкое помню плохо, видимо, сказывалось длительное голодание и, как результат, истощение мозга. Но запомнилась процедура выявления среди нас евреев: нас выстраивали шеренгу и заставляли спускать штаны. Немцы находили тех, у кого по понятным причинам делалось обрезание, их уводили и живыми сбрасывали в силосную башню. Такую процедуру в лагере проводили не раз. Ещё раньше, в лагере Старые Шули, умертвили раненого офицера-еврея, заставив врача ввести ему несколько ампул морфия.

Лагерь в Джанкое также не был стационарным, и нас вскоре вновь погрузили в эшелон и повезли дальше. Неужели в Германию? Одна мысль об этом приводила в ужас, а такие слухи ходили среди нас и были очень упорными. Двери и окна плотно задраивались, и во время движения мы не могли ориентироваться, куда нас везут, но имели возможность считать дни по проникающему свету. В пути находились трое или четверо суток"...

(Стр. 21 - 26)
Показать сообщения:   
Создать     Ответить на тему    Список форумов Севастополь.ws -> Подземный Севастополь Часовой пояс: GMT + 2
На страницу 1, 2  След.
Страница 1 из 2

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах



Powered by phpBB © 2001-2008 phpBB Group

© 1997-2008, Sevastopol.ws
Executed in 0.099 sec, 27 queries